Кигаль. Пустыня.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кигаль. Пустыня. » Курнуги » Путь белых волков.


Путь белых волков.

Сообщений 21 страница 40 из 64

21

Волк стоял недалеко от пары волков. Все вокруг было белым и покрыто довольно толстым слоем снежного одеяла и эти волки почти сливались с этим скучным и однообразным покрывалом, если не считая их глаз. Одна пара глаз была льдисто-голубого оттенка, от чего волка передернула. Ведь такой цвет глаз напомнил ему холодные зимы, море льда и снега, холодную пургу и сильный ветер, но и это место было почти таким же холодным, не считая некоторых странностей, которые белый пока не собирался воспринимать как настоящее. Другая пара глаз была серебристого цвета, что показалось волчара не таким холодным цветом, хотя и тепла в них не увидишь. Но нельзя же судить о незнакомцев лишь по глазам! Но ведь глаза зеркало души?
Один из незнакомцев стал медленно приближаться к белому. Тот в свою очередь довольно резко двинулся с места и быстрым шагом, но прихрамывая (больная лапа уже мало волновало волка на данный момент) направился на встречу волку. Волки остановились друг на против друга. Блый смотрел прямо в глаза, ведь больше не на чем было зацепить свой взгляд. Да и он хотел заглянуть ему в душу и смотрел в серебристые глаза незнакомца как в зеркало души. Свою душу белый никогда не скрывал. Хотя была у него одна тайна, которую он скрывал ото всех, ведь ему не нужна жалость. И эта тайна связана именно с его желто-коричневыми глазами. Волк спросил свой вопрос.
-Я волк.- живо ответил белый. Но что говорить дальше? Он не мог поймать в голове не одну свою мысль за хвост, да и воспоминания сбежали в глубь его подсознания. Волчара занервничал.- Я проснулся недалеко или... далеко отсюда. Не представляю сколько шел, но сейчас кажется день. Я просто шел куда глаза глядят, точнее искал выход с этой странной снежной пустыне.- белый не мог собрать свои мысли в кучу и составить свою речь, поэтому он отвечал не складно и можно сказать говорил все что думал. В общем он запутался в том что говорил.- Кажется я сюда пришел... Нет, шел мимо... Искал? Волк задумался. - Но ведь облака идут куда-то? Наверное мне за ними надо...
Белый присел и опустил голову. Он сам не знал что хотел или искал в этом месте. Затем он снова посмотрел на волка, как будто хотел услышать объяснения от него, почему у он так запутался. Но разве тот может знать? А вообще незнакомец знает разве больше чем он? Вдруг появился еще один волк и он сразу привлек внимание белого. А тот в свою очередь быстро переключился на другой объект позабыв о первом. Янтарно-золотистые глаза. Вот, что сразу выделил волчара в новом силуэте. Они были такие живые, как маленькие огоньки. Но что-то еще притягивала взгляд. Это был небольшой комочек, по сравнению с белым, сплошь покрытый длиной шерстью, которая в свою очередь не была опрятной, как у непослушного и везде влезающего волчонка. Это непонятное существо заставила хромого улыбнуться и завилять хвостом как щенка. Резкими движениями счастливый комочек приблизился к волкам и что-то живо произнесла. Неужели это стая? Так я не на заброшенной территории?
Белый встал и направился к комочку шерсти.

0

22

Самка стала тяжело дышать – ноздри были забиты мелкими кристалликами снега. Мех казался неимоверно тяжёлым от того, что на нём были тонны снега, уважнившие шерсть и сделавшие её тяжелее. В ушах стоял свист. Казалось, что волчица полностью дезориентирована в пространстве. К такому выводу можно было прийти, взглянув. На координацию движений – она неловко переминалась с лапы на лапу, стараясь восстановить кровообращения, чтоб «оживить» окоченевшие члены. На носу образовалась тонка и коротка я сосулька. Самка удивлённо скосила на нос глаза, поняв, что не чувствует его. Блин! вот угораздило же попасть, вероятно, в самое холодное место в мире! После этого я буду просто ненавидеть снег. уж больно теперь с ним плохие ассоциации возникают. – закралась в голову навязчивая мысль. В животе заурчала и волчица невольно подогнула переднюю левую лапу, словно хотела дотянуться до живота и унять этот противный звук. Вскоре неприятное ощущение прошло, зато слюноотделение увеличилось. Неимоверно хотелось есть, всё тело болело, мозг грозился скоро стать недееспособным, следствием чего стал бы полный выход из строя Эрики. Давай, милая, заставь мозг работать, вырабатывать новые мысли и анализировать их! - это была не попытка успокоить расшалившиеся нервы, приказ не падать духом и держаться, пока мозг реально не отключиться и не "прикажет долго жить". Локаи тоже было не сладко, но волк и виду не подавал, что подкрепило силы самой Рики. Волчица встряхнулась, тем самым стряхивая часть снега, хотя в этом смысла не было – белый поганец налипал снова.
Черт с ним, с запахом, тебя одну не оставлю. - послышался ответ Коали. Самка развернула голову к нему и улыбнулась. Ей попался хороший и ответственный спутник, что было удачей, помноженной на два. Эрика была искренне была ему благодарна за помощь и моральную поддержку и в тайне считала себя его должницей. Когда-нибудь она ему вернёт должок, это точно... Поддавшись какому-то странному порыву, Рика подошла к своему спутнику и лизнула его в щёку, увы, это единственный способ, с помощью которого она могла его отблагодарить на данный момент. Затем её взгляд устремился на прибывших. Один из них был самцом с жёлто-коричневыми глазами, тёплый такой цвет, который многое напомнил Эрики. Уют, да, ещё тепло материнского бока… однако, это были лишь ощущения и некоторые ассоциации с этими ощущениями, причём воспоминания были столь расплывчаты и неполны, что это только ещё больше раздосадовало самку. Она-то ожидала большего. Незнакомец молчал, зато Коали нашлось, что спросить: Кто ты? Волчица навострила уши, её тоже интересовал ответ на этот вопрос, но звук шагов другого волка, точнее волчицы, судя по её голосу. Неплохой способ унять скуку. Ребятки, я вас впервые вижу, но уже люблю. - вначале слегка иронично, потом более дружелюбно сказала волчица. Эрика не почувствовала при этих интонация никакого оклика в душе. Ирония не вызывала ни презрения, ни злости. только ледяное спокойствие, а вот более дружественные нотки расположили Рику к разговору с новоприбывшей: Мило, мило. Но это не от скуки - хотим переждать метель. А насчёт "уже люблю" - сильно сказано, но хоть дружественно. Рада узнать, что мы с Локаи в этой пустыне не одиноки. последнюю фразу Эрика адресовала обоим волкам в равной степени.
Позвольте узнать ваше имя, если можно, а также... задать маленький вопросик: помните ли вы что-нибудь о себе, о вашем прошлом? Хоть что-то... - В последней короткой фразе сквозила надежда на невозможное, ибо в голову самке уже закралась безумная и абсурдная мысль, что эта пустыня лишает памяти всех, кто в неё попадает.
После своей реплики, волчица услышала слова того незнакомого волка, но решила, что раз Локаи начал с ним вести диалог – ему и продолжать, а она уж расспросит волчицу.

0

23

Удивительно, но откуда-то с другой стороны вскоре послышался голос и хруст снега под лапами. Локаи обернулся.
- Неплохой способ унять скуку. Ребятки, я вас впервые вижу, но уже люблю, - довольно ироничным тоном высказалась пришедшая волчица, и Локаи лишь фыркнул про себя. Он не любил слишком уж юморных и считал, что цель его копания в снегу была вполне очевидна. Не сказать, что незнакомка произвела на него приятное впечатление своими словами, но Коали все же умерил свой пыл и снова повернулся к незнакомцу.
- Я волк. Я проснулся недалеко или... далеко отсюда. Не представляю сколько шел, но сейчас кажется день. Я просто шел куда глаза глядят, точнее искал выход с этой странной снежной пустыне. Кажется я сюда пришел... Нет, шел мимо... Искал? Но ведь облака идут куда-то? Наверное мне за ними надо, - сбивчиво, неуверенно, будто сомневаясь ответил на вопрос волк, и Локаи показалось, что к концу его речь потеряла смысл и стала сбивчивым бормотанием, но, быть может, это просто его голова так сильно промерзла, что он перестал воспринимать речь. Однако, та сумбурность, с которой незнакомец говорил, выдавали в нем еще одного пленника снежной пустыни. Сколько их еще таких? Зачем они здесь?.. Эти вопросы вновь стали терзать Локаи, и промерзшая его голова загудела. Сделав глубокий вдох и прикрыв глаза, он уже хотел было что-то ответить на слова белого, хотя бы представиться, но его отвлекло то, что Эрика ни с того ни с сего лизнула его в щеку. Локаи не понял этого жеста и бросил на нее недоуменный взгляд. Все его идеи относительно диалога с незнакомцем будто бы выбило из головы, и Коали просто сел в снег, пытаясь привести наконец в порядок голову и собраться с мыслями. Внимание чужака же в это время что-то привлекло и он направился куда-то, уперев взгляд на некий, видимо, скрытый от глаз Локаи сугробом, предмет. Пока волк собирался с мыслями, Эрика как раз задала вопрос о том, помнят ли пришлые волки хоть что-то из их биографии, и Коали насторожился. Бросив взгляд на незнакомку, что недавно призналась им в любви, и переведя глаза на белого волка, Локаи навострил уши, ибо его терзал тот же вопрос. Помнят ли они? Возможно ли, что четверо (а, быть может, и пятеро) волков оказались в пустынном заснеженном краю, одновременно и без памяти? А если они помнят? Ох, эти вопросы...

0

24

Не смотря на то, что Авали была абсолютно сбита с толку, ей было холодно и лапы ныли от только что проделанного, долго пути по чужим следам – она чувствовала себя на удивление легко. Ничего на неё не давило. Никакого гнета прошлого, непонятной тяжести в груди и свинца в лапах. Не хотелось закрыть глаза и спать долго-долго. Наверное, это шанс с небес, начать все заново? Интересно, а как было раньше? Не повторить бы собственных ошибок.
Ладно, об этом стоит думать позже. Сейчас единственная задача – выжить.
Из белой пелены вынырнул еще один белый волк. Такой же, белый, без единого пятнышка. Создавалось ощущение, что это снег замел шкуры зверей, покрыв их индивидуальность и уникальность одной сплошной пеленой, сравнивая их с этим безжизненным и холодным снегом.
Все трое волков были явно сбиты с толку, измучены и удивлены.
«Что же, не одна я такая» мысленно вдохнула волчица и вступила в разговор:
- Мое имя Авали. Большего, увы, я о себе не знаю. Ни как я тут оказалось, ни кем я была раньше… Я не помню, были ли у меня родственники и где моя родина. Я не помню ничего. Хотя… - волчица еще раз прислушалась к своим ощущениям. – Иногда всплывают какие-то образы, чьи-то голоса, но что и кто говорит – этого я разобрать не могу.
Пауза. Авали вдохнула морозный воздух. Что же – их четверо. Глупых, не знающих, что делать и сбитых с толку. Они словно щенки на этом беззащитном снегу, открытые метелям и ветрам.
- А еще, товарищи, я предлагаю что-то делать, - Авали решительно вышла вперед, оказавшись в центре всей небольшой «стаи». – Либо оставаться здесь, - белая кивнула в сторону вырытой снежной норы, - или идти дальше, пока мы не наткнемся на запах хоть чего или на какое-то разнообразие в этой ледяной пустыне…
Авали фыркнула, сдувая с носа снежинки.
- Лично я предлагаю идти.
Действовать лучше, чем бездействовать. Если они будут торчать на одном месте, долго так не протянут. А значит, нужно шевелится. Нужно быть активным, нужно доказать, что ты способен драться и выживать.
Белая даже не заметила, как поднялась глухая ярость на этот белый снег, белое небо… На эти белые, ослепительные цвета. Оно раздражало. Выводило из себя. Шерсть за загривке встала дыбом, Авали с угрозой глянула на небо, будто бы смела угрожать этой немой громадине.

Отредактировано Авали (2011-10-17 22:41:53)

+1

25

Волк стоял на против белого "комочка шерсти" и его чувства к нему были самые теплые, можно сказать даже отцовские. Но откуда он может знать эти чувства, он и сам не понимал. Цвет ее глаз, как маленькие огонечки завлекали волчару, как матылька на свет в темноте. Может это и был свет в его прошлой жизни? Вдруг он почувствовал невыносимое желание заботиться о ком-то. Сердце забилось сильнее и грозило выскочить из груди, весь его вид стал мягким и заботливым. Как будто что-то глубоко внутри подсказывало, как нужно себя вести. Ему хотелось защитить это маленькое чудо, спрятать за собой от снежной пурги, согреть и быть всегда рядом. Белого даже не останавливало, что они совсем не знакомы. Легкая улыбка на морде медленно перерастало во что-то большее. Волк был счастлив и не хотел задумываться почему. А разве это было уместно?
Волки общались между собой, а белый всего лишь наблюдал, как судья, и оценивал их и свои способности к выживанию в этих странных условиях. Его не волновало, что его голова совершенно пуста и ничем не заполнила. Ведь всему должно быть объяснение и все что делается, делается не с проста. Может это и глупо, но белый во всем старался найти позитивные стороны, что порой раздражало собеседников.
Идти, но куда? Какие цели мы преследуем? Но оставаться на месте точно нельзя...- стали всплывать мысли в его голове. Но разве сейчас можно им доверять? Инстинкт ведь говорит, что нужно спрятаться.
Поднялся ветер и вслед за ним поднялся снег и стал кружить во круг волков, как будто понял, что они хотят бежать с этого места и пытался всеми способами остановить их, а может похоронить заживо под толстым своем белого снега? Волк хромая, но уверенно, подошел к "комочку шерсти" и стал со стороны ветра. Что это значит? Но точно это не услуга. Он закрывал волчицу от ветра и снега своим массивным телом, хоть не так хорошо как хотелось. Ведь больная лапа снова стала напоминать о себе, да и ветер уж больно холодный, проникающий даже под густой подшерсток. Но что может быть важнее чем защитить эту малышку? Белый кажется нашел смысл своей жизни.

0

26

Эрика внимательно наблюдала за действиями молоденькой волчицы. В ней ключом била жизнь, даже в этом богом забытом месте она явно жила на позитиве. Рика не привыкла к столь оптимистичным натурам, да и плохо понимала их, ведь саму её можно охарактеризовать скорее, как реалистку. Неожиданно ветер стал потихоньку сбавлять напор, перестал быть порывистым. Эрика решила, что это определённо хороший знак и доброе начало. Значит можно попробовать пройти дальше, пока есть такая возможность.
Мое имя Авали. Большего, увы, я о себе не знаю... - сказала Авали. Самка вслушалась только в начало фразы, но потом снова отвлеклась - всё это она уже слышала и знала, каково это, быть в полном беспамятстве в совершенно незнакомом месте с суровыми условиями для жизни даже такого выносливого животного, как волк. Волчица задумалась: Значит несколько волков оказались в одном и том же месте, примерно в одно и тоже время, с полным отсутствием памяти, да ко всему и разбросанными по разным уголкам этой пустыни... - собрав мысли в кучу и выстроив парочку логических цепочек, решила Эрика. Её фантазия живо среагировала на это. Её взору предстала иллюзорная, расплывчатая панорама - ледяная пустыня сверху, в ней находятся сотни... нет! Тысячи волков плутают в ней бесцельно, словно что-то ища. Из эдакого оцепенения самку вывели следующие слова Авали: Лично я предлагаю идти. Мысль была здравая, поэтому Эрика коротко кивнула самочке, повернув голову к Локаи. Тот казался немного растерянным. Он казался совершенно потерянным - но не это удивляло... Похоже, что его он то ли был смущён этим проявлением благодарности со стороны голубоглазой, то ли просто не понял, что это вообще было. волк тупо сидел на снегу, явно стараясь призвать бардак в голове к порядку. Самка слегка приподняла уголки рта, изображая мягкую полуулыбку, подходя к Коали. Извини... это был просто знак благодарности за помощь. - тихо сказала она волку, после чего сказала чуть громче следующее: Думаю, что пока ветер стих, имеет смысл попытаться выбраться отсюда, ну или хотя бы найти более защищённое от ветров место, пока метель снова не обрушилась на наши головы. Разумеется, за всех она решать не могла, но призвать к переходу вполне могла, поддержав идею Авали.

0

27

- Мое имя Авали. Большего, увы, я о себе не знаю. Ни как я тут оказалось, ни кем я была раньше… Я не помню, были ли у меня родственники и где моя родина. Я не помню ничего. Хотя… Иногда всплывают какие-то образы, чьи-то голоса, но что и кто говорит – этого я разобрать не могу, - ответила на вопрос Эрики незнакомка, и, хоть Локаи и насторожился после слова "хотя", к тому моменту, когда белая замолкла, волку стало только грустнее. Все то же самое, ничего нового... Да быть не может, чтобы столько волков ничего о себе не помнили! Раздосадованно фыркнув, Локаи снова, задрав голову, с усилием втянул в себя воздух, чтобы убедиться, что запах никуда не делся - и верно, он все еще витал в морозном воздухе, будто дразня волка и призывая его последовать за собой.
- А еще, товарищи, я предлагаю что-то делать. Либо оставаться здесь, или идти дальше, пока мы не наткнемся на запах хоть чего или на какое-то разнообразие в этой ледяной пустыне, - добавила Авали, приблизившись к волкам. Вполне логичное предложение, да и за время выслеживания пришлых белых волков, Коали немного отдохнул и был готов двигаться дальше. Он даже относительно согрелся, когда ветер спал, и был рад кончившемуся снегопаду.
- На запах мы уже наткнулись, да только, похоже, один я его чувствую, - довольно угрюмо ответил Локаи. Не очень-то ему верилось, что все остальные поверят его словам - они-то ничего не чувствуют...ему и самому не очень-то верилось, что запах явился ему одному, будто избранному, но он твердо решил разведать, откуда он идет, и, решительно встав, сделал пару шагов в ту сторону, откуда распространялся запах. Да, четкий и ясный аромат все еще прослеживался...
- Извини... это был просто знак благодарности за помощь, - подошла к нему Эрика. Локаи ничего не ответил, но решил просто сделать вид, что ничего и не было.
- Думаю, что пока ветер стих, имеет смысл попытаться выбраться отсюда, ну или хотя бы найти более защищённое от ветров место, пока метель снова не обрушилась на наши головы, - тут же продолжила она чуть громче, обращаясь к остальным, и Коали согласно кивнул.
- Предлагаю пойти на запах, - подал голос Коали, поворачивая голову к остальным, - Тем более, тут все равно куда идти, везде треклятый снег.

0

28

Один из белых волков, чей взгляд прямо таки лучился добротой и теплотой, подошел к Авали, прикрывая волчицу собой. Он был больше, много больше маленькой хищницы, за его спиной Авали почувствовала себя надежнее… Он будет поддерживать её – это точно. Но вместе с благодарностью пришло еще непонятное, смешанное чувство. Будто бы какой-то голосок внутри начал кричать, упираться и заставлять волчицу отойти. Отказаться от предлагаемой поддержки, заботы, остаться в отдалении. Постепенно все внутри наполнилось этим протестом, вместе с каким-то непонятным страхом. Страхом быть отверженной, позабытой, не нужной…
Вроде бы, такие знакомые чувства. Откуда они? Ничего не ясно. В голове, один за другим, начали всплывать странные картины. Не четкие, бесформенные. Авали старалась уцепится за них, разобрать. Но каждая, будто бы обжигала болью, заставляя проснуться внутри, в сердце, чему-то позабытому, неясному, не четкому. И это что-то ныло и плакало, просило хищницу отступить в сторону, оскалится, отогнать от себя волка, оставшись в неприкасаемом одиночестве. А с другой стороны – что-то новое, наверное, надежда, робко подавала тонкий голосок. А может обойдется?..
Белая с опаской глянула на большого, белого самца рядом с собой, ощущая себя рядом с ним совершенно нелепой, жалкой, не нужной. Наверное, это все какая-то ошибка. Зря он так ласково смотрит на неё… Он явно её с кем-то путает.
Авали сделала шаг в сторону и постаралась вновь отвлечься, обращая свои взгляды на двух других волков.
Услышав одобрение самки, Авали приветливо махнула хвостом, а затем произнесла:
- Вот и отлично! Как, кстати, вас зовут? – последнее относилось ко всем трем. Никто, кроме Авали не представился, а обращаться к новообретенным спутникам как-то следовало.
Услышав предложение второго самца, Авали нахмурилась, усиленно втягивая носом воздух. Как и раньше, она ничего не обнаружила.
- Ты предлагает идти за каким-то иллюзорным запахом, который слышишь только ты? – Авали хмыкнула. – А это, часом не галлюцинации, парень? Сколько вы тут уже ходите-то?

0

29

Белый стоял напротив Авали и с надеждой заглядывал в ее душу, смотря ей в глаза, которые были полны жизнью. Но ему казалось, что ее душа дрожит. Неужели, такой огромный волк напугал волчицу? Эта мысль стала заполнять голову волка, но он еще надеялся, что все же ее напугало это странное место, а не он. Но Авали постепенно стало отходить от него и вместе с собой стала забирать смысл его жизнь. За ней как будто тянулась ее душа, болезненно отрываясь от плоти волка, что сердце стало обливаться кровью. Он по прежнему смотрел на нее добрыми, но уже потухшими и даже может уже неживыми глазами. От той мысли, что он снова не нужен, даже больная лапа стала болеть еще сильнее, ему стало казаться, что боль медленно захватывает все тело. Но откуда он знает что снова не нужен? Волк опустил голову к земле и все тело как-то стало приземистым. В доли секунды волк потерял свое величество и гордость, это все сменилось на грусть и жалость. Белый понял, что его присутствие мешает и даже пугает молодую волчицу, поэтому он без слов пошел вперед, хромая.
-Пошлите уже от сюда куда-нибудь...- проходя мимо произнес волчара. Он даже не остановился, когда Авали спрашивала имена. А за чем? Имена это лишь формальность. И что за ними может скрываться? Волк обернулся на других волков, как бы подгоняя их идти, а сам пошел впереди чуть в стороне от других волков. Он хотел побыть наедине с собой, привести свои мысли в порядок. Но как это можно сделать если нет воспоминаний и значит нет никаких мыслей... Белый пытался вспомнить хоть что-нибудь о своем прошлом, но как только он пытался это сделать голова начинала болеть, как будто что-то свыше запрещала им вспоминать прошлое. Но и главное волк упустил. Он забыл о своем имени. А может вспомнив его, он сможет больше рассказать о себе? Ведь имя может хранить в себе всю прожитую жизнь. Но белому и в голову это не пришло. Может он не говорит свое имя по тому, что попросту и его не помнит?

Отредактировано Дакота (2011-10-20 12:59:07)

0

30

Картины прошлого. Они сменяются, постепенно набирая все больший темп. Со временем это становится невыносимо. Воспоминания сливаются в единую массу, образуя непроглядную мглу, на фоне которой мелькают некие силуэты – тени прошлого… или будущего? И звук, странный, нарастающий. Завывание. Вега уже слышала этот звук – яростный вой ветра несущего на своих крыльях, словно рой жалящих ос, миллионы белоснежных снежинок. Вьюга не прекращалась. Волчице было холодно и казалось, будто с каждой исчезающей крохой тепла из тела уходят последние силы. Вега открыла глаза. Ветер сильно бушевал, сметая вихри снега с сугробов.
С трудом повернувшись на живот, волчица попыталась встать, что удалось далеко не сразу. Ноги подкашивались от усталости, и ветра, который бил ее со всех сторон усердно пытаясь опрокинуть на бок. «Где я?..» - Вега попыталась восстановить в памяти то, что произошло, но попытки не увенчались успехом, тут волчице стало по-настоящему страшно, она не помнила ничего из своего прошлого, хотя знала, что оно у нее было. Временами мелькали неразборчивые воспоминания, но они исчезали быстрее, чем белоснежная успевала их уловить, понять. Тут волчица сделала для себя еще одно ужасающее открытие: «Одна, я совсем одна!?» - взгляд бегал по снежным холмам, пытаясь найти хоть кого ни будь, чтобы опровергнуть эту мысль, но в поле зрения не попадало ничего кроме белоснежной пустоши.
- Что же делать? – Волчица глубоко вздохнула – Главное не паниковать!
Белоснежная чувствовала, что на собственных убеждениях она долго не продержится. Переступив через сугроб, она сделала еще несколько шагов, заметив, что вьюга почти утихла.
- Это мой шанс – Сказала себе волчица. Вскинув голову к небу, она завыла настолько громко, насколько это позволяли голосовые связки и объём легких. Она надеялась, что кто-то в этой ледяной пустыне ее услышит…

0

31

Эрика с удивлением смотрела на эту картину: взрослый волк стал прикрывать собой молодую самку от ветра, которые периодически всё ещё подымал ввысь рои снежинок, обрушивая их на головы волков и на всё вокруг. Самка не совсем поняла этот жест, хотя препятствовать не стала. Раз самец не трогает Авали, значит всё в порядке, тем более, что самочка сама отошла от незнакомца, явно немного сконфузившись при этом. Странный волк. - промелькнула единственная мысль тут же сменившись новой, - Надо идти, мы теряем драгоценное время затишья бури. Только самка решила развернуться и идти за Локаи, как молодая волчица задала вопрос: Вот и отлично! Как, кстати, вас зовут? Самка, не разворачиваясь обратно, коротко откликнулась: Рика. Она воззрилась на Коали, который предложил весьма сомнительное предприятие - направится по запаху, только им ощущаемому. Волчица нахмурилась. Идти туда, не знаю куда и искать то, не знаю что... Не нравится мне это. Опять эти странности. Но, собственно, откуда я знаю, что странно, а что нет? Я же ничего не помню, стало быть этот план не так уж дурен. - только логика и спасала самку в таких ситуациях.
Ты предлагает идти за каким-то иллюзорным запахом, который слышишь только ты? А это, часом не галлюцинации, парень? Сколько вы тут уже ходите-то? - весьма дерзко отозвалась на это самочка. Взгляд Эрики резко посуровел, словно сами глаза оледенели, как эта пустыня. Она терпеть не могла такого неделикатного обращения. Побольше уважения. Он тебе не "парень". - сухо процедила волчица, не глядя ни на кого, кроме её спутника. Думаю, что нам следует разузнать, что это за странный запах. Эта пустыня - весьма скверное, странное и мистическое место. Всё, что мы считаем бредом, здесь может оказаться правдой, я так считаю. В любом случае - все дороги для нас сейчас одинаковы. Так что этот план не лучше и не хуже любого другого. - спокойно сообщила она Коали, тем самым давая своё согласие следовать за ним далее.
Неожиданно ветер донёс чей-то вой. Ещё один бедолага... или одна? Да какая разница! - последовала мысль. Их всех вместе взятых было уже четверо, не такая уж большая толпа, которой обязательной нужен вожак, значит можно взять ещё кого-то в компанию. Тем более, что оставлять одинокого волка в этой пустыни – низость, после того, как его зов дошёл до их ушей. Самка снова в очередной раз набрала в грудь побольше воздуха, после чего издала громкий и мелодичный вой-ответ. Оставалось только ожидать пополнения. В конце концов, если им не посчастливится в этой пустыни столкнуться с чем-то или кем-то опасным, то отбиваться и защищать друг друга будет легче.

Отредактировано Эрика (2011-10-20 21:27:18)

0

32

- Ты предлагает идти за каким-то иллюзорным запахом, который слышишь только ты? А это, часом не галлюцинации, парень? Сколько вы тут уже ходите-то? - ответила на предложение Локаи Авали. теперь он укрепился в своем к ней отношении - она ему не понравилась в начале, не нравится и теперь. Однако, в таких условиях спутников не выбирают...
- Я тебя за собой не тащу, - хмуро взглянул на нее Коали, - Пустыня большая, нам есть где разойтись. Пусть в нем сейчас начала подниматься злость, он смог ее осадить, ибо понимал, что ссоры и склоки им сейчас здесь не нужны. Если волчице не все равно куда идти - даже если здесь на километры ни одного ориентира - пусть идет своей дорогой, ее никто не держит. Но вот обвинение в галлюцинациях и тон Авали сильно уязвило самолюбие Локаи, хоть он и представлял, насколько странно звучали его слова при том, что треклятый запах чувствовал только он. Чтобы скрыть свои эмоции от белой, он отвернулся в сторону, откуда шел запах и принюхался еще раз, чтобы убедиться самому, что это не выдумка и не его психическое расстройство - нет, он только усиливался, и, казалось, пробуждал в Коали какие-то эмоции и воспоминания, которые, возможно, он испытывал раньше, что-то связанно с охотой, с теплом...
- Побольше уважения. Он тебе не "парень", - послышался сзади голос осаждавшей белую Эрики, и Локаи вынырнул из собственного сознания и эмоций, возвращаясь в унылую снежную пустыню под серым небом. Отчего-то он не привык к такому к себе отношению, и это снова разбудило в волке вопрос о своем прошлом.
Со всем, впоследствии сказанным Эрикой Локаи был полностью согласен и был благодарен волчице за то, что та встала на его сторону. Четвертый же белый волк, решивший защитить Авали от ветра, лишь поторопил остальных, так и не представившись. Впрочем, Локаи тоже не назвал своего имени, пропустив мимо ушей вопрос пришлой белой. Коали хотел было уже двинуться в манившую его сторону, как откуда-то из пустыни раздался еще один волчий вой. Волк уже и не знал, радоваться ему или нет, потому как эти двое пришлых вызывали у него какое-то отчуждение, да и сам он толп не любил, но оставлять в снегах он никого не собирался и вторил Эрике в ее вое. Что ж, посмотрим, кто откликнется на этот раз...

0

33

Белый самец как-то сник, весь наклонился и смолк. Авали наблюдала за ним, как будто со стороны. Внутри билась непонятная искорка. Она его оттолкнула. Оттолкнула того, кто предлагал тепло и покровительство. Опять. Опять?.. Откуда эти странные мысли про «опять»? Такое уже случалось?
Не припомнить. Совершенно. Белая мотнула головой, внутри поселился комок непонятного, ядовитого страха. Наверное, впервые с того момента, как она очнулась, Авали ощутила, что не так все радужно. Былые проблемы и тяжесть из груди никуда не делась. Она осталась тут, вместе с ней. Только на этот раз воспоминания оставили её, создав мимолетную иллюзию легкости. Но ничего не изменилось. Ничего. Это неприятно царапало пустоту в груди.
Сейчас авали была несколько растерянна и сбита с толку, и, наверняка бы замолчала бы на достаточно продолжительное время если бы не довольно агрессивное поведение Рики и второго волка. На такое волчица просто не могла не откликнуться.
Вздыбив холку, она зарычала в сторону Эрики:
- А ты не указывай мне, что и кому говорить. Не ты вожак, - как не крути, Авали была еще слишком молода. Возможно, столкнись все эти волки с ней несколько позже – они бы увидели перед собой более уравновешенную особь, способную контролировать свои порывы. Но Авали жаждала внимания, реализации. Её обижало, что старшие товарищи пытаются её осадить и эмоции полностью заполнили волчицу. Новый страх, возникший из неоткуда, боязнь быть брошенной, отвергнутой, оставленной на обочине заполнил всю грудную полость и теперь вырывался вместе со словами. Но вырывался несколько странным способом.
- Кто вас знает-то? Может вы тут снежных грибов объелись, а теперь вам непонятно что кажется, – продолжала волчица, перетягивая на себя одеяло внимания, словно какой-то не в меру возбужденный подросток, но следом за тремя волками все-таки пошла. Как бы Авали не злилась, как бы не старалась показать свою осведомленность и всезнание, она больше всего на свете не хотела оставаться одна.
Внезапно послышался новый вой. Рика, не задумываясь ответила. Холодок пробежал по телу Авали – ей захотелось присоединится к вою, продолжить и подхватить его. Казалось бы, волчица уже считала себя и Рику членами одной стаи, но…
«Я же обижена. Не стоит об этом забывать».

0

34

Белый медленно, стараясь особо не прихрамывая, шел вперед, огородив себя ото всех и погрузившись в свои мысли. Почему все так сложно? Неужели, мы здесь застряли на долго? Однообразие и безликость этой пустыни просто сводит с ума... Кажется сдвинувшись с места, ты снова на него вернешься. Волк оглянулся назад, посмотрел на тянувшиеся за ним следы в снегу и на следы других волков. затем он стал просматривать местность в поисках того на чем может задержать взгляд, но ничего не было. Тогда он взглянул на медленно плывущие серые тучи. Может лучше идти за облаками? Ему казалось, что долго он ходил в одиночестве, мучился от боли, питался кое-как, чем придется, сильно отощал, но все-таки теперь он был сам себе хозяин. Но волчара не желал быть свободным, как большинство волков. Ему хотелось быть привязанным к кому-нибудь, о ком нужно заботиться. И кажется у него была такая жизнь в прошлом. И "комочек шерсти" невольно напоминает ему об этом. Но откуда он мог знать, что это настоящие чувство? Может кто-то нарочно закинул их сюда и играет с ними на их чувствах как с марионетками? Может эта пустыня начало всему и поэтому из волков никто ничего не помнит. Может и нет прошлого?
Вдруг до ушей волка донеся разговор остальных волков. Явно никто не был доволен этим разговором из них. Даже на краю земли умудряются ссориться...Оторвавшись от своих мыслей, волчара подошел к волкам. Взгляд его был рассудительный и тяжелый. Может белый и не на много старше остальных волков, но он считал, что знает о жизни больше чем они, поэтому и решил взять небольшую долю руководства на себя среди них.
-Успокойтесь. Сейчас не время ссориться. Лучше бы подумали как на выйти из этой пустыни...- белый вновь заслонил собой молодую волчицу.- Вы же взрослые волки, а она лишь волчонок. Небось она испуганна больше чем вы, а вы ее еще больше пугаете.-Затем волк посмотрел на волчицу по истине жестким отцовским, но все же добрым взглядом.- Ты тоже лучше помолчи. Они тебе не знакомые волки и нянчиться с тобой не будут. Казалось, что это все. Нужно двигаться дальше, как послышался вой из глубины снежной пустыни. Эрика ответила воем незнакомцу. Белый прищурившись пошел в сторону слышимого воя. Сердце забилось сильнее, а шерсть стала дыбом, дыхание стало тяжелей и чаще. Он не был настроен враждебно, просто если это такой же волк как и они, то слишком много здесь заблудших душ. Невольно приходят мысли в голову, что не с проста это все происходит. Но пугало одно. Сколько еще одиноких волков они могут здесь встретить на своем пути? Один, два, десять... а может сотни и даже тысячи? И если это так, то значить бежать отсюда бесполезно.
Белый стоял и всматривался внимательно в белую пустыню, ведь он понимал, что новый попутчик будет таким же белым как и они. Да и кто знает как он будет настроен. Поэтому волчара решил взять если что удар на себя. Он чувствовал свою вину за что-то. Но за что? Он посчитал, что должен защитить этих волков или хотя бы дать им шанс уйти. Но зачем брать на себя ответственность за жизнь других, незнакомых волков? Этого белый не мог объяснить, но знал что должен. Как будто обещал...

0

35

Вега стояла, вслушиваясь в непривычную давящую тишину пустыни. Буря уже совсем улеглась и лишь легкий, неугомонный ветерок сдувал снежинки с белоснежных сугробов. «Странное место, совсем недавно бушевала метель, а теперь все совсем стихло…» - дивилась волчица глядя по сторонам. Она уже и не надеялась услышать отклик на ее зов в этой поглощающей тишине, как вдруг ее раздумья прервал волчий вой, судя по всему голос волчицы, но нет, вскоре присоединился еще голос. В душе волчицы снова загорелся тот тлеющий уголек надежды «Нет, не одна!..» - Она спрыгнула с высокого заснеженного сугроба и помчалась туда, откуда доносились голоса спасения.
Снег был достаточно глубоким, и иногда приходилось переходить на шаг, а иногда делать большие прыжки,  перепрыгивая с сугроба на сугроб, чтобы не терять времени. При очередном прыжке волчице показалось, будто она вовсе не в пустыне. Перед ней словно открылось обширное заснеженное поле, а впереди возвышались грозные отроги могучих гор. Рядом Вега ощутила чье-то присутствие, но как только попыталась обернуться, все тут же исчезло. Перед ней вновь зияла бесконечная снежная пустошь.  «Что это было? Момент из прошлого? Что то такое знакомое, ну почему же я не могу вспомнить?» - Огорченно подумала белоснежная минуя очередной сугроб. Она точно определила, откуда шел вой и поэтому, уверенно мчалась вперед. Вскоре на горизонте появились едва различимые силуэты, но по мере того как волчица приближалась она начинала различать в них фигуры других волков таких же белых как и сама пустыня «Снова видение?» - Промчалось в мыслях.
Оказавшись в относительной близости к белым волкам, волчица перешла на плавный шаг. Даже для столь выносливого волка как Вега такая пробежка была сложным испытанием, что волчица поняла только сейчас. Самка никак не могла отдышаться, а удары сердца оглушающим эхом отзывались в голове. Ноги едва держали странницу на ходу, и чтобы прям таки не завалиться перед незнакомцами Вега совсем замедлила шаг после, и вовсе остановившись в десятке шагов от четверки белоснежных волков. Один из них стоял ближе всех к Веге, что насторожило волчицу. Она была готова к любому проявлению агрессии волков, так как не знала чего ожидать от незнакомцев.

0

36

Эрика спокойно шла вровень со своим приятелем. А именно такое определение Рика подобрала к Локаи, за время их совместный поисков «манны небесной», которая чёрт знает в чём должна была выражаться. Это было единственное более-менее собранное и организованное существо, способное думать логически даже в таком месте. Именно за это его и стоило уважать. Именно поэтому волчица теперь сторонилась двух других волков, шедших вслед за ними.
[А ты не указывай мне, что и кому говорить. Не ты вожак. - снова начала дерзить молодая самка. Эрика обернулась и кинула на неё укоризненный и немного неприязненный взгляд. Кто вас знает-то? Может вы тут снежных грибов объелись, а теперь вам непонятно что кажется. - дополнила своё дерзкое заявление волчица. Всё! Прямое оскорбление и её и её друга - единственное, что могло заставить чашу терпения Эрики лопнуть, словно мыльный пузырь. Волчица резко остановилась, круто развернулась и, бросив ледяной взгляд на самочку, пошла к ней с одним намерением - вправить мозги и научится её, если не слушать, то хотя бы уважать мнение старших.
Значит так, милая моя. Я понимаю, что ты её слишком молода, чтобы мыслить трезво и разумно, особенно в таких условиях. Ты можешь не идти за нами, можешь не слушать меня и Локаи. Но ты никогда больше не оскорбишь моего приятеля, иначе я лично научу тебя хорошим манерам методом кнута. НИЧТО не даёт тебе право оскорблять другого волка. Запомни это. Не каждый так легко снесёт обиду. Будь это более агрессивная особь - ты бы уже истекала кровью, лёжа на этом снегу. - значительно, насколько это вообще было возможно, спокойно, ледяным тоном, заявила Рика сие прямо в морду наглой самке.
Успокойтесь. Сейчас не время ссориться. Лучше бы подумали как на выйти из этой пустыни... Вы же взрослые волки, а она лишь волчонок. Небось она испуганна больше чем вы, а вы ее еще больше пугаете - стал защищать волчицу другой самец. Эрика бросила на него пустой и безразличный взгляд, коротко на это отозвавшись: Эта пустыня не пощадит никого. Она одинаково обрушивает свою ярость на каждое живое существо, не щадя ни молодых, ни старых. Если она хочет выжить - пусть слушает более опытных волков или хотя бы не дерзит и не мешает им. У нас есть пусть и призрачная, но хоть какая-то зацепка - запах, который учуял мой спутник. И говорить, что он "несёт бред", как выразилась сия особа, я не позволю никому. Она не глупый щенок, которому всего полгода отроду, должна понимать, когда следует оставить свои комментарии при себе.
После этого самка широкими и мощными скачками нагнала Локаи, тихо шепнув: Похоже, что зря мы их позвали... - тихо проговорила она себе под нос, впрочем Коали мог услышать это высказывание.
Неожиданно самка почуяла запах волка. Тот был едва заметен на горизонте, но быстро приближался. Эрика остановилась с нерешительности, не зная, чего ожидать от нового "кадра". Ладно, может хоть этот будет в адекватном состоянии. - не особо обнадёживающая мысль посетила голову белой. Через минуту тот волк уже был в нескольких шагах от них. Он был чисто белый, хотя, судя по запаху и строению, это скорее была волчица. Эрика, как и Локаи оказались ближе всех к незнакомки, ибо возглавляли эту маленькую процессию. Самка бросила короткий взгляд на Колаи, ища моральной поддержки, но затем отвернулась, сказав незнакомке: Не бойтесь, мы не причиним вам вреда. Да уж, фраза не особо вселяющая доверие, но хоть что-то...

0

37

- А ты не указывай мне, что и кому говорить. Не ты вожак, - рыкнула откуда-то сзади Авали, и Локаи бы уже давно привел ее в чувство хорошенькой трепкой. если бы не сдерживал себя из последних сил. Сейчас нельзя драться, не поддерживай конфликт, не лезь... Он лишь месил рыхлый снег лапами, уставившись вперед, морда его едва ли что-то выражала кроме борьбы его желаний, а внутри все кипело. Его отношение к пришлой переросло в стойкую неприязнь, и он в тайне желал, чтобы они сейчас основательно рассорились и разделились: они с Эрикой ушли бы за запахом, а эти двое - куда глаза глядят, ему все равно. Несомненно, из всех белых Коали взял бы в спутники только Эрику, и не только из-за того, что она была по его мнению самой приятной в общении и явно адекватней. Он отчего-то проникся к ней симпатией, особенно на фоне пришлых белых.
- Кто вас знает-то? Может вы тут снежных грибов объелись, а теперь вам непонятно что кажется, - добавила Авали, и волк лишь нахмурился, продложая идти. Теперь он понял, с кем имеет дело, и это его совсем не радовало. Авали, видимо, нужен был лишь конфликт, но не результат его, она наслаждалась самим действом. Не любил он таких, сильно нуждающихся во внимании, склочных по пустякам. Терпение Эрики, видимо, уже лопнуло и она высказала белой все, что думала о ее поведении, уместив это в двух тирадах. Локаи был с ней во всем согласен, но желание его спутницы защитить его смущало Коали. Остановившись, он, опустив голову и глядя на волчиц, ждал, когда те закончат перепалку.
- Похоже, что зря мы их позвали, - тихо сказала Эрика, в несколько прыжков нагнав Локаи, и тот согласно кивнул. Однако, пусть даже эти двое и не оправдали его ожиданий, мог ли он оставить их одних в этой пустыне? Сейчас-то самка, по крайней мере, сама артачится и отказывается идти с ними...
- Зря ты с ней так, она этого и ждет, - негромко сказал он Эрике.
Вскоре он почувствовал запах еще одного волка, да и сам волк не заставил себя ждать. Из снежной пустыни вышла еще одна белая волчица, и Коали был уверен, что она тоже ничего о себе не помнит, и это нагоняло на него уныние. Сколько их тут уже? Пятеро? Пятеро белых волков, ничего о себе не знающих, бродят в снегах и ищут неизвестно чего... Поймав короткий взгляд Эрики, Коали махнул хвостом и перевел взгляд на незнакомку.
- Никаких воспоминаний о себе? - задал он вопрос в лоб, решив не тратить время. Он был уверен в том, что ответ будет положительным.

0

38

Взбешенная Авали готова была вцепится в морду Рике, не смотря на то, что последняя была куда больше, опытнее и разумнее. А если и не вцепится – то хотя бы устроить разборки, с переходом на личности, которые явно бы затянулись на долго.
Положение спас тот самый волк, который с самого начала слишком уж обрадовался появлению Авали… Он встал, закрыв её собой, защищая и окружая собой, оберегая волчицу от нападок взрослой самки. От такого поворота событий Авали опешила. Она так и замерла, недоверчиво подняв холку, пропуская слова Рики мимо ушей.
Почему-то поведение самца казалось ей очень странным. Да, слишком странным. Пожалуй даже чересчур. «Нет ничего удивительного, он просто не хочет, чтобы мы перегрызли глотки друг другу». Подобная мысль звучала скорее как само убеждение, а не как объяснение происходящему. Он заступился именно за неё. И это вызывало… Мягко скажем, удивление.
Наверняка подобное было как-то связанно с прошлым Авали. Но как именно – этого она понять не могла. Оставалось радоваться, что подсознание помнит все, весь пережитый опыт, оно делает выводы и диктует твое поведение. Что ж, это хоть какая-то ниточка. Значит, есть шанс вспомнить.
Если она хочет выжить - пусть слушает более опытных волков или хотя бы не дерзит и не мешает им.
После этой фразы, Авали будто бы очнулась, вновь бросив на Эрику злобный взгляд.
- Это не обязывает меня слушать бред, - прошипела она, и проводила взглядом уходящего белого самца, который шел навстречу неизвестности – новой волчице, которая неспешно появлялась в поле зрения волков.
Не долго думая, Авали бросилась следом за белым самцом, в несколько прыжков нагнав его и встав рядом.
- Ты что решил из себя самого крутого корчить? – насмешливо спросила волчица. Но на этот раз насмешка была более мягкая и добрая. – Думаешь, все геройства себе оставить? Нет уж. Я тоже хочу.
Авали помедлила, всматриваясь вдаль. Волчица. Такая же белая, как и все они. «Это что, у кого-то игры такие? Собери четыре волка и получишь пятого в придачу?» Авали скептически хмыкнула.
Теперь, когда потенциальный «враг» появился на горизонте, стало ясно, что никакой это не враг. Просто заблудший хищник такой же, как и все они.

+1

39

Защищая Авали белый не рассчитывал на ее благодарность и даже не надеялся, что Эрика и другой белый волк  поймут его и успокоятся. Эрику явно раздражало присутствие молоденькой волчицы и та не смогла сдержаться. Поэтому и набросилась на малую со своими указанию. Белый волк тоже явно не был доволен этим, но еще кое как смог сдержать себя. И только белый наверное понимал с кем он сейчас находится в этой заснеженной пустыни. Она же еще волчонок! И эти такие взрослые волки и ведут себя хуже... Младших и слабых нужно защищать, учить. Он бросил на "комочек шерсти" по прежнему добрый взгляд и улыбка на его морде снова появилась сама по себе. А может зря он такой добрый со всеми ими? Ведь он никого не знает из этих случайных попутчиков, а уже можно сказать доверяет им. Просто белый не может иначе. Плохо это или хорошо покажет время.
Волчара отвлекся от еще одного волка на Авали. Хоть она ответила на поступок его насмешливо и в какой-то степени грубо, волка это не смутило. Но хоть такой ответ он услышал. Может это и есть благодарность ее такая.
- Поверь, я не самый крутой волк. Есть и гораздо круче меня.- волк отвечал с улыбкой на морде.- Вот этот белый волк явно будет по круче меня. Белый показывал на спутника Эрики.- И геройство мне не нужно, можешь забрать себе. Я не ради этого тебя закрыл собой.- волчара как-то сник.  Ему казалось, что он должен был кого-то защитить, но не смог. Но это лишь были ощущения и ничего больше, но такие реальные и ощутимые, что волку стало больно в районе сердца. Сердце сжалось и грозилось остановиться. Волк резко остановился и стал захлебываться воздухом. Глаза смотрели в одну точку на белом снегу, а лапы подкашивались. Во всем были виноваты воспоминания, которые жалкими обрывками заполняли голову волка. Белый видел в своей голове черную тень, которую то ли он преследовал, то ли она за ним гналась. Отойдя от этого всего, волк глубоко вздохнул и посмотрел на Авали, но он почти не видел ее. Черные пятна в глазах мешали нормально смотреть, но тот не подал виду. Ну вот опять! Дурак ты белый... Он улыбнулся ей и мотнув головой пошел за Эрикой и ее спутником. Догнав их, он увидел, что рядом стоит еще одна волчица, но ухудшенное зрение не давало ему рассмотреть ее. Белый медленно перевел свой взгляд на белого волка и спросил:
- А какой запах ты чувствуешь? Что он из себя представляет.
Волчаре хотелось хоть представить куда они могут дойти по этому запаху.

0

40

Более ли менее придя в себя после столь утомительной пробежки, волчица сумела разглядеть до того незнакомых волков. Два волка довольно крепко слаженные, в холке немного повыше Веги и две волчицы. Одна с виду еще довольно юная может год, полтора, вторая же более взрослая выглядит величественно и уверенно. Все белоснежного окраса, такого же, как и всё вокруг. На какое-то время волчице показалось, что она перестала различать цвета, если бы не глаза незнакомых волков у всех такие разные, пожалуй, единственное различие между ними.
- Не бойтесь, мы не причиним вам вреда. – Сказала взрослая волчица. Ее голос Вега различила почти сразу. «Это она первая отозвалась на мой вой»
- Я не боюсь. Если бы вы хотели напасть, то зачем вам было откликаться на мой зов? – Мягко улыбнувшись, сказала Белоснежная – Как бы там ни было я вам очень благодарна за то, что вы не бросили меня погибать в этой ненавистной белой пустыне. – Волчица немного склонила голову в знак благодарности.
Тем не менее белоснежная не спешила подходить ближе оставаясь на том же месте, но не только потому что не доверяла новым знакомым, а по большей мере из-за того что не была уверена что сможет пошевелить лапами. Она почти не чувствовала ног, и не была уверена, что сможет элементарно устоять, сделав хотя бы пару шагов. Во всяком случае, пока.
Постепенно она начала ощущать нарастающую боль перенапряженных мышц. «Хороший знак» - про себя усмехнулась самка, переступив с ноги на ногу – «Думаю, до ближайшего привала я еще продержусь…»
- Никаких воспоминаний о себе? – С порога спросил невысокий, но внешне довольно крепкий волк. Этот вопрос не оставил Веге сомнений «Они тоже не помнят своего прошлого…» эта мысль огорчила самку, ведь она надеялась что хоть кто-то сможет объяснить то как они все здесь очутились.
Она отрицательно покачала головой:
- Никаких, лишь неразборчивые картины, но они исчезают раньше, чем мне удается их понять… - Произнесла белоснежная волчица глядя в серебристые глаза незнакомца.

Отредактировано Вега (2011-10-24 19:13:33)

0


Вы здесь » Кигаль. Пустыня. » Курнуги » Путь белых волков.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC