Кигаль. Пустыня.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кигаль. Пустыня. » Курнуги » Путь чёрных волков.


Путь чёрных волков.

Сообщений 1 страница 20 из 71

1

Эта пустыня – как раз то самое место, где впервые оказываются новые обитатели мира. Кругом лишь ровная белая пустыня. Небо застилают низкие серые тучи. Ни ветра, ни звука. Пустыня кажется безжизненной и равнодушной, она даже не даёт определить ни стороны света, ни время суток. Всё равно куда идти. Всё равно – оставаться на месте или идти.
Можно лишь попытаться найти кого-нибудь ещё.

0

2

По снежной пустыне, под низким серым небом шёл чёрный волк.
Сколько я иду? – спросил себя чёрный, останавливаясь, чтобы осмотреться. Обернувшись назад, увидел протоптанную им же цепочку следов, уходящую в горизонт. Посмотрев назад и увидев бесконечную пустыню, поднял голову к небу: тучи плотно застилали небосвод, создавая легкую полутьму. Казалось, будто свет исходит от белоснежного снега, а не сверху.
- Сколько я иду? – спросил волк у самого себя еще раз, теперь вслух. Тут же решил, что ответ ему не нужен. В мыслях была странная пустота, и Солярис осознал, что не знает, что ему дальше делать, откуда и куда он шёл. – Какая разница, просто иду…
Он задавал вопросы и сам же отвечал на них, тихим, ворчливым голосом. Пустыня не отвечала, и Солу его собственный голос казался слишком громким: поворчав еще немного, волк замолчал. И все так же не зная, что делать дальше, лишь бы только занять себя, Солярис склонился к земле и стал глотать снег.

0

3

Алигьери фыркнул, выдохнув забившийся в нос снег, и открыл глаза. Вокруг все было белым, как будто кто-то внезапно все стер. Не было ничего, за что мог бы зацепиться взгляд, и волк далеко не сразу понял, что это всего лишь снег. Первой мыслью, мелькнувшей в голове, почему-то была мысль, что так выглядит смерть.
Недовольно рыкнув в ответ на свои мысли, Алигьери дернул головой и, подобрав замершие лапы, стал выкапываться с сугроба. Волк закопался под снег, чтобы хоть немного укрыться от холода, когда сил почти не осталось, и лапы начали одна за другой отказывать. Перетруженным мышцам нужно было отдохнуть. Так же как и воспаленному сознанию, которое гнало волка вперед, в неведомое «туда».
И волк уснул, на какое-то ничтожно маленькое время. Пару минут. Хотя даже часы, кажется, были бы здесь мгновениями. Холодное спокойствие этой пустыни отзывалось где-то глубоко внутри плохо угадываемым раздражением.
Наконец, волк смог подняться на лапы и отряхнутся, смахивая налипший на шерсть снег. Алигьери вытянул лапы вперед, потягиваясь и разгоняя сонную усталость. Нужно было бежать дальше. Куда-то «туда».
Алигьери повернул голову и внезапно уловил запах. Это было странно, ему казалось, что в этой треклятой пустыне нет никого, кроме него. Но, тем не менее, в более чем доступной близости оказался еще один волк. На фоне белоснежной пустыни он был просто угольно-черным.
Волку показалось, что он что-то услышал. Этот волк что-то говорил? Алигьери повернул уши в сторону источника звука, напряженно вслушиваясь, и полувопросительно рыкнул, мол «это ты мне?».

0

4

В тёплой пасти снег таял быстро, так что нужно было и глотать его быстрее. Ледяной холод спускался с языка в горло и исчезал. Шерсть на нижней челюсти вымокла и слиплась, и от этого волк ощущал холод  пустыни еще отчетливее.
Солярис так увлекся, что вздрогнул, услышав легкое вопросительное рычание откуда-то со стороны. Найти еще одну черную фигуру на белоснежном фоне не составило труда. Сол так и уставился на незнакомца: такой же черный, но куда крупнее самого Соляриса. Сол склонил голову чуть набок и с прищуром рассматривал волка. Нет, он не крупный, а долговязый, слишком худой и растрепанный. Так, разглядывая незнакомца, Солярис чувствовал, как закипают чувства – его начинала точить злоба.
Почему? Я же не знаю тебя! – нарастающая эмоция никак не вязалась с логикой или хотя бы с... опытом? Пытаясь подавить своё чувство, ну или по крайней мере, не выказывать его и прибавившееся к нему замешательство, Солярис сделал шаг навстречу волку.
- Ты одиночка, - сразу же сказал он, пропустив лишние приветствия. Впрочем, эту фразу Сол сказал скорее себе, нежели незнакомцу. Почему-то Солярис был уверен, что с одиночками иметь дело проще. И тут же закралась насмешливая мысль: разве нужна кому-то во владение пустыня?
- Что ты здесь делаешь? – на этот раз вопрос. Солярис попытался произнести его спокойно и уверенно, как будто это он тут патрульный местной стаи, встретивший незваного гостя, чужака. Решил, что будет лучше, если «этот» подумает, будто где-то недалеко за спиной Сола стоит его стая или, по крайней мере, патрульные.
Солярис вскинул голову, желая показать снисходительность, и еще раз рассмотрел незнакомца с кончиков когтей до кончиков ушей - демонстративно.

0

5

Волк его заметил и Алигьери поджал переднюю правую лапу, заодно пряча подушечки пальцев в шерсть. Глупая привычка, но волк, стоящий на трех лапах, по какой-то причине никогда не рассматривается как опасный. Тем меньше вероятность, что волк набросится на Алигьери. Что, конечно, было бы странно… брести по пустыне и, внезапно встретив первую живую душу за несколько часов (а, может, и дней), с ней подраться.
Хотя какой-то шарм в таком развитии событий был.
Алигьери чуть прищурился. Белый снег его слепил, тем более при попытках подробнее разглядеть противника. Хотя стоп. Пока еще не противника, а всего лишь случайного встречного. Как и практически все волки, он был ниже Алигьери, но значительно мощнее.
В ответ на слова волка Алигьери чуть вздернул губу, показывая клыки в усмешке.
- А ты, значит, стайный? – какой сумасшедший вожак мог бы привести свою стаю сюда – где на мили вокруг только снег и ни одного запаха, который мог бы свидетельствовать о наличии пищи? Или они мороженные трупы из-под снега выкапывают? Психи, невкусно же.
В то, что где-то здесь могла быть территория стаи, которую Алигьери пересек, верилось с трудом. До тех самых пор, пока собеседник не задал свой следующий вопрос. Он говорил и держался уверенно, как если бы за ним действительно была стая.
Встреча с патрулем Алигьери совсем не привлекала. Но буря, загнавшая черного волка под снег, поутихла, открыв чуть более широкий обзор на пустыню. Достаточный, чтобы даже глазами можно было увидеть простую истину – патруль если и есть, то где-то далеко.
- Тебе какое дело? - усмешка растянула губы, чуть сильнее приоткрыв единственный клык, - Ну, иду. - Волк поставил лапу на снег, оставив отчетливый след, как будто немного в сторону от волка, как будто уходя дальше своей дорогой, но все еще не сводя глаз с противника.
Да, теперь уже противника.
Такого так просто с ног не собьешь. В большинстве случаев сбитый с ног волк, считай, уже проиграл. Алигьери пришлось научиться быстро вскакивать, да и в бою его часто валяли по полу.
Волк остановился, еще сильнее оскалившись. И с места бросился, несколькими прыжками преодолев разделяющее их расстояние, набирая инерцию для удара. И ударил плечом в плечо, пытаясь сбить с ног.

0

6

Дорога возникает под шагами идущего. Так говорят существа, возомнившие себя всесильными, но никто не пройдет свой путь без опоры прошлого. Слишком трудно это, начинать свою жизнь с самого чистого листа. Оборачиваешься, а за спиной лишь холодная белая мгла, что сжирает любую мысль в своем воющем ветре. Острые зубы мороза прогрызают толстую черную шкуру, разрывает космы загривка, оставляя на черном покрове свою холодную кровь инеем. Он стискивает зубы сильнее, чтобы не было так холодно и больно.
Его мучает лишь один вопрос, который, наверняка бы задал любой, оказавшись в его положении. Кто он такой? Он пытался вспомнить свое прошлое, но каждая попытка заканчивалась легкой пульсацией в висках. Каждая попытка оборачивалась провалом, собственно, как и шаг по этому белому ковру.
Снег был настолько глубок, что передвижение было непосильным трудом, но странный инстинкт подталкивал черного зверя к движению. Если он остановиться, ляжет в этой неприветливой пустыне, то его тут же занесет снегом, а там недалеко и смерть. Остин хотел жить, как и многие твари на этой планете. Хотя Ванг уже сомневался, что находиться в своем мире, где родился изначально и вообще родился ли он? А может он умер где-то там, в другом мире, а сейчас блуждает одинокой душой в этой белоснежному Аду? Может он был настолько ужасен там, что наказание настигло его здесь? Сколько же крови должно быть на лапах, чтобы подобное наказание свалилось на черную голову волка? Он не помнит.
А путь все равно приходилось продолжать. Лапы уже ломило от усталости и боли, но Ванг продолжала загребать лапами снег и, подобно ледоколу, пробивал широкой грудью себе путь. Ему было тяжело, но ещё не настолько, что бы этот самоуверенный в себе кобель остановился. Совсем без цели, повинуясь исключительно странному зову. Вся эта стерильная белизна слепила волку глаз, он часто жмурился, а порой и вовсе шел с закрытыми глазами. Слепой красный глаз заслезился и как-то неприятно зазудел, от чего Остин был вынужден остановиться и почесать глаз передней лапой. Но эта остановка открыла Остину парочку приятных факторов.
Он был здесь не один. На правое ухо упорно давили чьи-то приглушенные голоса. Но, сколько бы Остин не всматривался с белоснежные сугробы, он видел лишь два черных пятна. Никаких отчетливых фигур. Странно, но почему Ванга это не удивило? Не смотря на то, что волк только сейчас обратил внимание на свой недостаток в виде слепого глаза, а так же слегка глухого уха, он не испытал никаких неудобств. Значит, это с рожденья или уже давно? Что ж, оставим рассужденья на потом, а сейчас появилась цель – дойти до двух черных бубнящих пятен.
Волк шумно фыркнул и двинулся к незнакомцам. И лишь приблизившись на достаточное расстояние, волк смог разглядеть двоих путников. Среди них явно была накаленная обстановка, Остин почувствовал это напряжении в воздухе, ибо легкое электричество пронизывало каждый волосок на его массивной спине.
- Вместо того, что бы скалиться, лучше бы подумали, где мы и как тут оказались. Как догадываюсь не я один тут без памяти, верно? – прорвал нависшую тишину хриплый твердый голос волка. Он смиренно смотрел то на одного волка, то на другого. Они были так же черны, как и он сам. Смешно было лишь одно, эти двое, даже находясь в безжизненной пустыне, смогли найти друг в друге неприятелей. Всё-таки некоторые особи не меняются даже в критических ситуациях.

0

7

Чёрный не выглядел настроенным враждебно, словно чувствует себя не в своей тарелке. Однако чем он больше говорил, тем меньше соответствия было между неуверенным видом незнакомца и его словами, интонациями в голосе. Кривая ухмылка - и он стал источать угрозу. Солярис не двинулся с места, но заметно напрягся, стал выглядеть более серьезным. Мысленно он взвешивал свои силы и силы противника.  Решил, что на этот раз у него есть шанс. Сол приподнял губы в оскале, но рык так и не вырвался из его гортани. Вообще-то, он не собирался нападать, нужно было только немного припугнуть незнакомца, застать врасплох. Солярис даже собирался что-то сказать: из приоткрытой пасти вырвалось облачко теплого воздуха.
И тут перед глазами возникла угроза: чёрный решил не ждать чего-либо и напасть первым. У Соляриса была хорошая реакция, тем более он был напряжен. Противник хотел сбить его с ног ударом в плечо, и Сол почувствовал прикосновение к себе чужого плеча. Этого касания не было достаточно для удара, потому что в последний момент Солярис успел среагировать и отскочить в сторону, да так, чтобы повернуться к нападающему лицом, широко расставив лапы - для устойчивости, - и чуть пригнув голову.
Вдруг почувствовал чье-то еще присутствие, о чем говорили звуки, запах и еще вопрос незнакомца. Солярис так и не повернул голову, лишь повел ухом на чужой вопрос. Отвернуться от противника Солярис не мог, так тот мог бы воспользоваться этим.
Память? - когда второй незнакомец произнёс это слово, Солярис невольно приподнял голову, махнул хвостом. До сих пор он чувствовал, что ему чего-то не хватает, но только теперь это чувство оформилось в слова. Наверняка он уже не выглядел уверенным в себе, и эта мысль подстёгивала Соляриса соврать. Все еще не отрывая взгляда от противника, он произнёс:
- Да неужто я единственный, кого память не покинула?

0

8

Волк шёл.  Глупо было идти вот так - в никуда. Это было глупо и забавно.  Или просто до жути глупо и смешно.  Наверное кто-то всё таки смеялся сейчас.  Где-то, не здесь, кто-то смеются не зная ни его имени, ни его судьбы. А снег гасил шаги, он не слышал звуков, он уже ничего не слышал и даже шум ветра превратился в атрибут тишины, так все звуки были однообразны.  Ему начинало казаться что его уши просто забыли как это - слышать палитру звуков в полной мере, а глаза просто кроме белого цвета ничего не видят. Кукловод думал.. О чём было не важно.  Он просто шёл и считал, и думал как складно идёт счёт под ритм его сердца и шагов. Раз.. два .. три.. четыре..  Счёт продолжался и он уже не помнил когда он начал играть в эту игру с разумом и только так он мерил расстояние которое проходил в день..  Иногда он останавливался, иногда нет.  Это было не важно в мире белой пустоты. Звуки.. Голос его звучал скептически и раздражённо, словно это колыхнуло его мир пустоту к которому он привык. . Чёрт, это же голоса и они рядом.. Он ускорил шаг и вскоре и вправду увидел волков.  Они стояли и их было много.  Он никогда не видел так много волков за раз.  Он точно знал что никогда так много волков не видел.  Вот знал и всё тут.  Взгляд его резко дернулся по их силуэтам, но он не смог найти то что хотел.  Да и не знал он что искал.  Он знал что узнает когда найдёт, а пока.. он видел силуэты в далеко впереди..  На минуту он испугался.  Ему показалось что если он сейчас их не догонит то они исчезнут и он останется снова один. Волки, а ведь я давно не видел живых существа здесь.. Они такие..  такие привычные..  Наверное и я то же волк.. Точно, я ведь волк, они волки..  Мы волки.. Волки это стая, но я не помню стаю..  А была ли она вообще у меня или это я что-то не так помню или .. чёрт со всем этим.    Он подумал что ему для счастья хватило бы всего одного волка. Ей.. Глупое начало.. и что же дальше?!Вы кто? Молодец, ну же, давай скажи им что ты и сам не знаешь кто ты, а если спросят ответишь..  Э..  я .. это я.. Глупо и безответственно. К тому же она тебе всегда говорила что так нельзя.. Сказал его  голос, а точнее подсознание которое  всё комментировало..  Она..  Кто она..  Я  её не помню, но она была.. И почему вас так много?

0

9

Обездвиженное, будто лишенное жизни тело крупного волка лежало на чистом снегу. Черная шерсть топорщилась то в одну, то в другую сторону от легких дуновений бесшумного холодного ветра. Кругом не было ни единого звука.. Мелкие снежинки слетали с небес и медленно, как в кино, падали на пустую землю, на шкуру зверя, постепенно накрывая его белым одеялом. Время шло незаметно. Нельзя сказать, сколько волк пролежал. Пять минут, день, неделю или, может, целую вечность.. И в одну из миллионов одинаковых секунд его тело практически незаметно шевельнулось. Волк с трудом поднял голову - все его тело ломило, как будто он только что из боя - и открыл слезящиеся глаза.
    Первой его мыслью был риторический вопрос: "Где я?" Волк, превозмогая ноющую боль, поднялся на лапы и сонно осмотрелся. На столько, на сколько хватало глаз, простиралась белая нетронутая пустыня. Ни звука, только давящая на уши безжалостная тишина. Нет ни одного следа, ни веточки, одиноко торчащей из сугроба. Нет ни единого запаха. Нет просто н и ч е г о. Это очень пугало.
    "Черт возьми, где я?"
    В голове путаница мыслей. Совершенно ничего не понятно. Что это за место, кто он такой, что он здесь делает, почему болит тело - ничего не было ясно волку. Он был совершенно один в этом странном, чужом, недружелюбном мире..
    "Может быть, я умер и попал в ад? Вряд ли в раю было бы так ошеломляюще тоскливо.. Но и в аду не должно быть так.. Я же не страдаю от бесконечных мук. Я просто попал в никуда."
    В какую сторону идти? Везде одинаковый пейзаж. Абсолютно одинаковый: темное небо и белый снег. Все. Волк был в полном замешательстве. Отчаявшись в своих попытках хоть что-то вспомнить, он, медленно передвигая тяжелыми лапами, двинулся вперед. До ужаса хотелось пить и есть. Дичь искать было бесполезно: ну какое живое существо может оказаться в такой глуши? А пить.. Волк задумчиво посмотрел на снег и бросился жадно хватать его пастью. Снег таял очень быстро, а воды от него получалось мало, поэтому, нужно было постараться, чтобы более-менее напиться.
    Волк сел и посмотрел на небо.
    "Зачем я здесь?" - подумал он. "Может быть, это все игра? Меня испытывают за мои грехи?"
    - Эй, вы там! Ответьте мне! Зачем я здесь? Я убью вас за то, что вы меня здесь оставили! - крикнул он, обращаясь к черным безмолвным небесам.
    - Убью, клянусь вам, - добавил он шепотом, долго вглядываясь медово-янтарными глазами вдаль, потом забросил голову к верху и тоскливо завыл.

0

10

Не было ни ветра, ни запахов, ни растений, ни сторон света - ни одного ориентира в бесконечной пустыне. Снег от края до края земли и низкое небо, словно обтянутое плотными серыми облаками. Безмолвие. Несколько черных волков, большинство из которых настроены враждебно.
Тем временем из-за горизонта появляется черноватое пятно: оно изменяется в размерах, раздувается и вытягивается, рассеиваясь в облаках. Вскоре становится ясно, что это дым. Единственный ориентир во всей пустыне.

0

11

Увязая в глубоком снегу, по снежной пустыне шагал чёрный некрупный волк. Глаза его были закрыты, и Райген (волка звали именно так и никак иначе) ориентировался лишь по запахам и звукам. Правда, их разнообразие было также бедно, как и окружающая среда: резкий, морозный запах зимы и звук шагов, приглушённый снегом. Шёл вот так Райген уже чёрт знает сколько времени, и случилось лишь три события: первое произошло тогда, когда волк очнулся и обнаружил себя валяющимся в снегу и совершенно без памяти о предшествующих событиях, а второе – когда Райгену надоело смотреть на этот дурацкий  снег и он просто закрыл глаза, решив отдать себя в крепкие лапы судьбы…
Что касается третьего события, то оно произошло здесь и сейчас. В окружающий мир добавились несколько новых запахов и звуков. Прежде всего Райген учуял запах дыма, такой отчётливый на фоне этого замёрзшего мира. А затем пришли запахи других волков и звуки волчьего говора. Райген открыл глаза.
Взору его предстала любопытная картина: пять чёрных пятен определённой формы на фоне абсолютно белого снега. Райген замер, вглядываясь в них и постепенно признавая в них силуэты собратьев. Волк колебался, ибо не знал, как ему поступить. Он не был уверен в том, что эти волки дружелюбно отнесутся к нему, но и оставаться одному тоже не хотелось. После серьёзной внутренней борьбы Райген решил держаться вблизи волков, но не выдавать своего присутствия. Правда, в его положении (чёрная шкура на белом фоне) глупо надеяться, что его не заметят, но Райген нырнул в снег и решил следить за волками, пока они не двинутся дальше. Райген дрожал от возбуждения и холода, но ближе не подходил. "Мало ли, что это за волки. Может, какая-нибудь здешняя стая или ещё что-нибудь. Нет, я не буду к ним приближаться".

0

12

Я потянулся, лежа на боку и не открывая глаз. Мне снилось что-то отчаянно приятное и я не хотел просыпаться. Что это было? Детство? Игры? Запах свежего мяса? Трудно сказать. Хорошее мимолетно, но упоительно.
Вдруг за нос меня укусило нечто обжигающе холодное. Я в недоумении дернулся и наконец открыл глаза. Белое! Все вокруг белое. Я повертел головой. Куда я попал? В преисподнюю? Сейчас появится кто-то светящийся и будет задавать мне вопросы о том, насколько я хорошо себя вел? Глупости! Я осторожно встал на лапы и принюхался. Был лишь запах воды...Снег! Это снег!
Я облегченно вздохнул и ударил лапой по небольшому сугробу перед собой. Снег разлетелся в разные стороны и я вильнул хвостом, наблюдая за ним. Вокруг на сколько хватало глаз не было ни камня, ни дерева, ни какого либо другого предмета, который хоть сколько-нибудь бы выделялся из на фоне режущей глаза белизны. И все-таки где же я? Что за странное место, где нет ни ветра, ни жизни. Только я. Один. В голове появилась странная пустота. Кто я? Что я здесь делаю? Откуда пришел? Ни одного ответа. Я не мог вспомнить ничего хоть сколько-нибудь четкого.
Снег, на котором я, как видно, пролежал довольно долго припорошил черную шерсть на моем боку. Я, оставив безнадежные мысли, как следует отряхнулся и снова повертел головой, осматривая окрестности. Бесполезно. Ничего. Лишь белизна. 
Я навострил ухо, второе отказалось слушаться - так и висело вдоль головы. Я не удивился, хотя и не помнил как получил эту травму, но она казалась мне привычной, и я решил не обращать внимание. Сейчас важнее выбраться из этого во всех отношениях странного места или хотя бы найти чего-нибудь поесть. Было тихо. Мне стало не по себе. Как в могиле. Снег крадет звуки. Я это знал, хотя и не помнил откуда. Меня злила эта дурацкая пустота в голове. Словно мне промыли мозги и убрали все воспоминания. Словно я натворил что-то, о чем теперь не должен вспомнить. Страшно. Глупо. Надо идти. Стоя на месте можно замерзнуть насмерть или умереть от голода.
Я покрутил головой. И куда идти? Если со всех сторон все одинаковое. Я просто буду блуждать кругами. Никаких ориентиров. Я закрыл глаза и помотал головой. Вперед! Хватит себя накручивать. Я выберусь.
Лапы вязли в снегу, и хотя ветра не было, идти было трудно. Я поднял голову к небу, пытаясь понять утро сейчас, день или вечер. Но все небо заволокло серыми тучами, я никак не мог рассмотреть за ними солнце. Интересно, это снежные тучи? И если да, то где я смогу укрыться от метели? Отличная ситуация, ничего не скажешь.
Лапы болели, я все брел вперед, иногда опуская голову, чтобы подхватить немного снега с земли и утолить жажду. Я уже чувствовал, что у меня не хватит сил дойти...куда? Куда я иду? Чего я хочу отыскать? Не легче ли было остаться лежать там, где я проснулся, не мучая себя?
" Нет, - твердил я себе, - нет!"
Мое внимание привлек странный звук. После нескольких часов полной тишины даже самый тихий шорох казался мне шумом. Шаги? Это шаги? Я, собрав последние силы, побежал вперед. Мой чуткий нос уловил незнакомый запах, я остановился, напряженно вглядываясь вперед. Черная точка. Что это может быть? Камень? Или что-то съестное? Я пошел к привлекшему меня объекту. Волк. Шерсть моя сама собой встала дыбом от удивления. И не один. Да их штук шесть. Может, здешняя стая? Надо попросить у них помощи или хотя бы спросить где я. И кто я. За кого они меня примут? Я вопреки обстоятельствам усмехнулся.
Волк, который стоял ближе всех ко мне навострил уши. Он не замечал меня, зато пристально наблюдал за остальными. Нет, это не стая, иначе он вряд ли бы так себя вел. Черный волк сделал шаг к остальным собравшимся на снегу, но потом, видно, передумал, и скрылся за сугробом. Мне не сильно нравилась мысль снова остаться одному в белом пространстве, и потому я резво последовал за черным волком.
- Что это за место? - спросил я, как только снова заметил черную шерсть волка. И это вместо приветствия или знакомства. Я на всякий случай вздыбил шерсть за загривке, и старался чтобы остальные волки, двигавшиеся позади  него не ускользали из поля моего зрения.

0

13

Черный волк все шел по тоскливой белой пустыне, широкими лапами довольно легко преодолевая вязкие сугробы. Мучившие разум и не дающие спокойствия мысли как-то вылетели из головы. Ему настолько надоело напрягаться, вспоминая то, что произошло, что думать больше совершенно не хотелось. Опустив голову, он просто принюхивался и старался почувствовать хоть малейший признак присутствия жизни. Впрочем, мало надеясь на чудо.
    Тем временем сгущались серые облака, хотя ветра не было. Небо, казалось, чуть-чуть и рухнет на слабую землю.
    "Да уж, отлично. Только непогоды не хватало.." - вздохнул Опиум и поднял пустой взгляд. Моментально очнувшись от тупого апатичного состояния, он сразу же встрепенулся и подозрительно сощурил янтарные глаза.
    "Что это? Кто там?"
    Вдали все было окутано плотным дымом, но, приглядевшись, на его фоне возможно было различить несколько темных фигур. Доносился слабый, почти неощутимый волчий запах.
    "Неужели я тут не один? Что ж, хорошо. По крайней мере теперь я знаю, что не протянул лапы. Но остается вопрос, что это за место."
    Не сказать, что Опиум обрадовался сородичам, но все же ему стало хоть чуточку да поспокойнее. Он не спешил бежать знакомиться, а лишь стараясь максимально тихо идти, приблизился к волкам на довольно близкое расстояние. Опиум уже мог различать их речь.
    К своему величайшему удивлению он увидел, что абсолютно все волки были черные и большинство моложе его.
    "Мда, странное же это место.. Ха! А это что такое?"
    Два волка, как и он, стояли вдали от кучи и наблюдали за остальными. Или следили? Кто знает.. Опиум усмехнулся и спокойно пошел в их направлении.

0

14

люди, хочу напомнить, что зрение у волков не цветное, так что прошу это учесть. ну так, на будущее .DD

Вдох. Больно.
Резкий толчок в грудную клетку. Потом тупая боль, как от удара о дерево. Голова раскалывается, легкое ощущение тошноты от такого резкого "пробуждения". Или это было не пробуждение? Такое впечатление, что Тара свалилась с серого, затянутого тучами неба, причем падала головой вперед и воткнулась в снег. А сейчас сама себя выдернула, как морковку. Странно, очень странно. И еще этот чертов... Этот чертов что? Все белое, словно Анна внезапно ослепла, но вместо черного у нее все белое. А, это снег! Белый, холодный. Приподнявшись на передних лапах, Антара кашлянула и приоткрыла пасть, дыша. Затем фыркнула, избавив свой нос от снега. Дыхание было тяжелым, хриплым. Тара медленно качнула головой, приподнимаясь. События последнего промежутка времени постепенно восстанавливались, словно паук заново ткал свою порванную паутину. Но сколько это - "этот промежуток времени"? Тысячелетия? Века? Годы? Скорее всего, дни. Или часы. Возможно, минуты. Или секунды.
Шаг. Тяжело.
Лапы утопали в снегу, дышавшем своим холодным дыханием на живот волчицы. Тара не обращала на это внимания, она просто шла, выбрав направление, на которое указала интуиция. Просто было чувство, что кто-то невидимый дернул за ниточку и послушная тряпичная кукла по имени Антара двинулась, куда Ему было нужно. Антара не знала, откуда она взяла собственное имя. Просто она помнила его. Это было как кусочек забытого, кусочек паззла, чтобы сложить который нужна вечность. Или больше. Хотя, какая разница? Все равно она свихнется тут. Не от голода, не от усталости, так от одиночества. Еще час ходьбы миновал. И никого не. Кругом - только снежная пустыня; над головой - серое небо, под лапами - колючий снег, покрытый тонкой корочкой инея. И тут...
Запах. Волка.
Анна быстро сориентировалась и учуяла довольно сильный волчий запах. Волчица повернулась в сторону, откуда порыв ветра бросил в лицо новую порцию снегу и запаха волков. Похоже, все самцы. Весело, что. Или не все?.. Ладно, потом узнаем. Тара быстро побежала к волкам, стараясь поднимать лапы выше, почти прыгая по снегу, чтобы передвигаться быстрее. Подойдя ближе, волчица ясно различила несколько фигур черных волков, как и она сама. Улыбнувшись, причем хищно и коварно, волчица подошла к ним и, не здороваясь, осведомилась:
- Ну и что вы тут делаете?

0

15

Удар.Ещё один.Что то бьёт тебя по виску.Что же это может быть?Ты чувствуешь стук сердца и пустоту в душе.Воздух накаливается и ты тяжело дышишь.Спустя минуту ты открываешь глаза и видишь нечто белоснежное.Кто ты?Как ты сюда попал?Непонятно...
Волчонок думал что он очутился в Раю.-Где я?-Первый вопрос который возник у неё в голове.-Кто я?-Последовал ещё один.Шара,которая лежала на боку,перевернулась и увидела перед собой свинцовое небо.Шара ничего не помнила,она даже толком не могла вспомнить как её зовут.Волчонок закрыл глаза и попытался вспомнить сон.Тут у неё начали всплывать имена.Сахара...Схара...Шара...-Дальше пошли ещё более не знакомые имена,но они показались ей бессмысленные.Щара открыла глаза и все имена как будто испарились.Запомнилось только одно-Шара.-Шара,Шара, что ж тебя сюда занесло-то?-Волчёнок  собравшись силами встала.Её лапы по грудь утопали в белоснежном снегу.Вдалеке она увидела несколько чёрных фигур и еле перебирая лапами пошла к ним.На пол пути она издала детский,но довольно таки сильный вой.Конечно это было похоже на писк,но нотки голоса взрослого волка там были.

Прошу не игнорировать пробелы после знаков препинания. Без них текст читается плохо.
Солярис.

Отредактировано Shara (2011-10-18 20:51:58)

0

16

Снег выдавал глухие шаги приближающихся незнакомцев. Только что Солярис хотел выдать себя за стайного, а теперь и сам оказался в невыгодном положении. Ситуация была слишком неоднозначной, Солу даже показалось, что все это происходит не с ним или во сне. Спускать со счетов противника не хотелось, и Солярис попятился назад и от врага, и от остальных. Если и эти окажутся агрессивными или, что еще хуже, одной командой, лучше подумать о путях отступления. Впрочем, этих самых «путей отступления» тут было предостаточно. Ничего не скажешь, пустыня. Наконец позволил себе, не опасаясь противника, осмотреть остальных: они все были одинаково черными. И что тут делает столько много одиночек? Солярис хмыкнул: последняя мысль ему понравилась и тут же была произнесена вслух, но не слишком громко:
- И что тут делает столько много одиночек?
Впрочем, вопрос явно не был неожиданным. Он читался в каждом движении каждого присутствующего здесь. И ещё какой-то неумелый, словно щенячий, вой – Солярис резко повернулся в сторону звука, бросил гневный взгляд туда, где ожидал увидеть комок шерсти. Почему-то был уверен, что и волчонок должен быть черным.
- Странно. Вот же спиногрыз на наши головы… - по привычке пробубнел волк. Все же взрослые интересовали его куда больше, а раздражали – меньше. Солярис, задрав нос, осмотрел всех, словно знал, что нужно делать.
Взгляд остановился на крупном желтоглазом волке. И сразу же Солярис возненавидел красивого, статного волка только за внешность. Душу снова грыз гнев. Нет, не гнев, а зависть. «Наверняка самки им восхищаются, - подумал Сол, отводя глаза на только что пришедшую волчицу. – Тьфу, ещё одна… тоже мне, была бы парочка. Видеть не могу влюблённых…»
И ищущий, хмурый взгляд на горизонт. Удивление: как запах дыма мог настолько незаметно появиться? Солярис определенно почувствовал его чуть раньше, но осознал только сейчас.
- Я иду!– четко, уверенно объявил Солярис – наверняка все услышали. Сол теперь всматривался в танцующую дымку на горизонте. Он сказал, что идёт, но куда? Солярис не был уверен. Хотел сделать шаг к дыму, да не успел продавить новый след в снегу, вернув лапу в прежний. Почему-то запах дыма не вызывал доверия. Запах гари – запах опасности. Но этот черный дым – единственный маяк во всей этой пустыне. Если пожар случается в лесу, то все звери бегут от него как ошпаренные.

0

17

Антара с самодовольной улыбкой и гордым видом отметила, что один из волков с завистью посмотрел на крупного желтоглазого, стоящего неподалеку, затем кинул быстрый взгляд на нее и чуть попятился. Тара рыкнула, припугивая самца. Ей нравилось дразнить таких всех из себя запуганных-зашуганных. Боится, что мы окажемся стаей, - мысленно ухмыльнулась Анна и ощутила отголоски такого же страха. Вот этот - точно не из стаи, а остальные... Волчонок отпадает, с ним бы мамка притащилась, - начала строить предположения Анна и тут же бросила это пустое занятие, услышав вопрос медленно отступавшего черного волка.
- И что тут делает столько много одиночек? - вопрос был задан, как показалось Антаре, несколько хамоватым тоном. Волчица хищно улыбнулась и тут услышала неумелый, сбивающийся, щенячий вой. И только она хотела отпуститить ехдное замечание на эту тему, ее опередили. Говорил все тот же "трус".
- Странно. Вот же спиногрыз на наши головы… - пробубнил он. Тара понимала его - взрослые волки раздражали ее меньше, со щенками всегда возни полно. Именно поэтому у Тары никогда не было детей и, как она надеется, никогда не будет.
- Кто у вас тут главный? Хотя, по-моему, никто. Предлагаю всем слушаться меня. - самодовольная, змеиная улыбка. Волчица умела производить впечатление своей наглостью и прямотой, так что ее черная шерсть отражала ее "внутренности" - черную душу, как говорится. И тут... Запах дыма. Подобрался незаметно.
- Я иду! - вновь этот "трус". Ему не терпится свалить отсюда по-хорошему, - догадалась Тара и рявкнула, приказывая волку остановится, хотя наверняка он ее не послушает:
- А ну стоять! - перевела дыхание и для верности стала говорить громче: - Идиоты, если мы разбредемся, ничего хорошего из этого не выйдет, перемрем по одиночке. Нет, ну я понимаю, все тут такие умные-разумные, ну прям вообще гении, но давайте последуем за советами голоса разума а не гордости, ладно? Говоря проще, чтобы ваши черепные коробки это вместили: держитесь вместе! Кстати. Учтите, я перегрызу глотку любому, кто будет перечить. Все все поняли?

0

18

Я глубоко вздохнул и дернул ухом, морозный воздух обжег мне небо, но я не обратил на это внимания. Что-то сильно тревожило меня, скользким червяком обвиваясь вокруг шеи и не давая дышать. Например, окрас волков, собравшихся в этом странном месте. Черные. Все. На белом снегу. Может, это чья-то злая шутка? Или мы все-таки умерли? Точки, не нашедшие предложение, которое должны закончить. Что за глупые мысли?
Шаги. Снова. Я резко обернулся в сторону нового звука, на всякий случай ощерив клыки. Опять волк. Да сколько же их тут? По недоверчивому выражению на лице незнакомца я понял, что он также как и я заблудился в этой бесконечной белой пустыне. Желания сражаться не было, я сильно устал и лапы болели, поэтому я сел на снег перед чужаком и сощурил глаза. Черный волк не спеша приближался. Он оказался массивнее меня и явно старше. Я нервно ударил хвостом по снегу и снова поднялся на все четыре лапы.
- Ты знаешь ... - мои слова прервал далекий вой. Я, как и все остальные волки, обернулся туда, откуда раздался звук, неосторожно повернувшись к подошедшему ко мне волку спиной. На тот момент мне было откровенно плевать на возможную опасность, слишком много всего произошло, слишком много перепутанных мыслей забило мою голову. Я даже соображать толком не мог.
Вдалеке появилось маленькое черное пятнышко. Волчонок? Он-то здесь откуда? Краем глаза, с противоположной от приближающегося волчонка стороны, я заметил какое-то новое движение. Повернув голову, я понял, что это очередной заблудший волк присоединился к нашей "черной" компании. Я вздохнул, глядя как она подходит к волкам, от  которых нас закрывал сугроб. Слышались недовольные голоса, похоже волки спорили. Надо идти к ним, в стае явно больше шансов выжить. Я недоверчиво сощурил глаза и зашагал к месту основного действия. Скрываться смысла не было, на меня все равно никто не обратил внимание. Я медленно переводил взгляд с одного волка на другого.
- Я иду!– вдруг взвыл один из волков, устремив взгляд куда-то за горизонт. Я повернул голову в том же направлении. Дым! Снег не может гореть! Значит там есть деревья или что-то в этом роде. Это может оказаться выходом из этого ужасного, холодного, белоснежного гроба. Я подошел еще ближе, не спуская глаз с заметившего дым волка.
Вдруг волчица, которую я видел до этого, начала что-то отчаянно кричать. Я нехотя обратил внимание на нее. Она говорила быстро и очень долго, я ее не слушал, мне было наплевать на ее амбиции, я хотел лишь выбраться поскорее отсюда. А идея черного волка показалась мне здравой. В моей душе зашевелилась надежда, я явственно чувствовал ее и не хотел терять.
- Он прав! - вдруг вмешался я и сам удивился, когда услышал свой голос. Я повернул морду туда, куда смотрел волк, заметивший дым. Затем я перевел взгляд на волка.
- Если ты не против, я пойду с тобой, - проговорил я, шерсть моя потрескивала от недоверия, мне по-натуре не свойственно быстро доверяться чужим. Но ситуация обязывала, а  черный волк, похоже, был самым умным в этой компании. Мне откровенно не хотелось умирать от холода или голода и, хотя лапы мои онемели, я готов был идти до тех про, пока не упаду. А потом уж будь, что будет. Главное - попробовать! Главное - иметь надежду!

0

19

Волки что-то говорили, но он почему-то не слушал.  Лишь фраза волк который говорил что-то про угрозы привлекла его внимание. Если бы кто-то спросил почему он не слушал он наверное бы посмотрел на того удивлёнными глазами и  казал. "а ты бы слушал весь этот бессмысленный бред?"  Если бы можно было узнать что будет дальше, он бы не захотел этого сделать.  Состояние невероятного пофигизма и счастья от обладания таким бессмысленным чувством..  Это было как власть. при чём над собой. Но волк говоривший заставил его раздражённо кинуть..
А ты никогда не думал что если ты кого-то убьёшь то он точно не пойдёт с тобой?!  Если кто-то не хочет пускай идёт, ему же это решать а не тебе.  Здесь тебе не стая, а я не твой подчинённый что бы тебя слушать..  Но ты меня, пожалуй убедил..  Возможно я пойду с вами если вас не будет только двое..    Улыбка скользнула по надменным чертам волка. Его глаза ярко блеснули в пустоте. Было всё равно. да так что ему даже стало холодно. Может так действовало на него одиночество пустыни.  Он любил одиночество и любил свободу, презирал всякую власть над собой кроме власти разума, а волка говорившего он считал почти разумным. Возможно он и подчинялся бы ему не будь он так поглощён самим собой. Разум его зорко следил за ели заметными передвижениями тела.  Он изучал себя с скрупулёзной уверенностью сумасшедшего.
Он задавал себе вопросы и следил за реакцией, за чувствами за ощущениями. Он помнил немного из прошлого.
Помнил любовь, помнил боль, помнил утрату,  а детали он терял.  Запоминал что-то глобальное он навеки, так ему казалось, терял подробности.  Лица то всплывали. то мутнели в его сознании и в конце концов он пришёл к выводу что он был одиночкой и он был не один, что была какая-то другая которую он любил и что-то видимо случилось, ибо он ищет по видимому её и не понимает почему не может найти, а главное что он где-то чувствует что это бессмысленно.
А что же было в ним внешне.  А ничего, он просто стоял и смотрел вдаль, на дым. Глаза его были какими-то мутными, какими-то злыми и опасными, а в тоже время до жути грустными. Лапы он чувствовал смутно, он хотел есть и плакать. И ещё он хотел бежать вперёд.  бежать без них, скинуть всех как груз и бежать, лететь на встречу вечности.  Боялся ли он или просто не хотел , было не понятно, но желание это читалось в его глазах. как и то что подчиняться до конца он так и не научился. Волки все были одинаковыми. чёрными, даже не серыми, а просто чёрными как уголь.

0

20

Белизна. Это снег или белый песок? А что я здесь делаю? А куда я иду? Вопросы. Как же их много. А кого ты спрашиваешь? А кто знает ответ? Нет, сейчас это не важно. Сейчас надо просто идти вперёд. Но куда? И сколько? Белизна. Нет ни дороги, ни растения. Тучи закрыли всё небо. Солнце не видно, а есть ли оно? Что это за чувство пустоты? Неужели я здесь одна?
Волчица очнулась. Она стояла на чём-то ослепительно белом, но что это она не поняла. Оглянувшись, она долго стояла и смотрела на следы, которые исчезали в дали. Волчица повернула голову вперёд. То же самое что сзади, только ещё нетронутое, не оскверненное, чьими либо следами. Надо идти. Так утверждал внутренний голос.
- Хорошо. Я пойду. - сказала чёрная волчица и сделала шаг. Потом ещё и ещё. И вот она уже бежит, вперёд смотря только прямо. Она бежала очень долго, но, сколько знать не могла. Замедлив шаг, она увидела чёрные точки. Волки!
Волчица не стала долго ждать и ринулась к единственному, что было в этом белом мире.

0


Вы здесь » Кигаль. Пустыня. » Курнуги » Путь чёрных волков.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC