Кигаль. Пустыня.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кигаль. Пустыня. » Курнуги » Путь чёрных волков.


Путь чёрных волков.

Сообщений 61 страница 71 из 71

61

- Так точно. - улыбаясь, сказала Тьма. Видно было, что в глубине души волчице нравился тон Антары, и сама виновница приязни хохотнула. - Всё пошли. Или кто-то что-то ещё хочет сказать.
Ра обвела глазами снежную пустыню, Кукловода, Фараона, Тьму, Шару... Все они уже были знакомы ей и как-то по-своему близки так что Тара ощущала близость и по положению, и по чувствам, мыслям. Возможно, они были разные, но что-то связывало их, эти пять черных точек посреди белой пустыни.
Нож ты точно не получишь... - кровожадно улыбнувшись, пробормотал Кукловод. - Был бы он у меня в пустыне... - мечтательно протянув это, молодой волк легко прошел несколько шагов по снегу, и вдруг резко остановился, обернувшись: - Антара, зачем ты назвала моё " имя"! Может я хотел путешествовать инкогнито что бы мои кости сгнили безымянным трупиком в этой "пустыне" наоборот.  Вот я лично за то что бы никто не знал моего имени, ведь оно придумано мной.. А может меня зовут..  Чёрный.. - Он улыбнулся. Тара тоже едва сдержала смех, посмотрев на выпучившую глаза Шару, над которой уже посмеивались все волки, некоторые сходили с ума тихо, кто-то откровенно ржал. Шара просила пойти самой, но Антара лишь устало качнула головой и подняла малышку. И тут вновь раздался голос Кукловода:
- Я уже чувствую дым, народ, поднажмём и скоро будем там где сможем отогреть наши больные косточки... Шара и хватить выпучивать глаза...  Ты прямо ещё ужасней чем раньше и меня тошнит... от тебя по ходу... ты меня чем-то не заразила случайно?..  Ты вон какая ядовитая и опасная...
Анна едва не рассмеялась. Если бы не Шара, они бы не смогли так непринужденно сгладить острые углу недоверия в их компании. Сейчас все почувствовали себя свободнее и стали более открытыми. Волчица отметила, что тревога и страх перед неизвестностью пропали. Черная самка пошла за уходящими Тьмой и Кукловодом, призывно махнув хвостом.

пепелище

0

62

---------------------> граница

Путь по этой белой пустыне никогда не закончится! Сейчас я это точно знал. Отойдя от границы, я, как и предполагал, наткнулся на свои старые следы. Вокруг было по-прежнему безветренно, снег был сухой и слегка поблескивал в отдалении. Я шел по своим следам, отчего меньше утопал в снегу и продвигаться, в сущности, было легче. Горизонт оставался чист, и мне начало казаться, что это пустыня путает меня, водит кругами. Я даже недоверчиво наклонился и понюхал следы. Нет, запах вроде мой. Но кто знает, что здесь может случиться. Вдруг это все бред, а дым мне только приснился, когда я заснул на снегу? И белая волчица плод моего воображения и... нет. Черный волк все также шел слегка позади меня. Может мне и это кажется? Я помотал головой. Совсем разучился здраво соображать. Но все-таки что же делать?
Я остановился, поджидая своего попутчика. На всякий случай принюхался и повертел мордой во все стороны. Глупо было ожидать какого-то результата, но я пока не собирался сдаваться. Говорят, когда возвращаешься назад, кажется, что путь намного длиннее. Не знаю правда ли это, но сейчас я бы предпочел считать, что правда. Мои следы тянулись вперед, изредка пересекаясь со следами моего старого попутчика - Соляриса. Больше никаких опознавательных знаков не было - только снег, холод, сырость.
Я встряхнулся, сбрасывая с шерсти приставшие снежинки. Очень хотелось есть, и я снова задумался о том, как долго смогу прожить без пищи. Интересно, если тут есть черные волки, может где-нибудь пасутся и черные олени? Я беспомощно вздохнул. Наверно, если бы тут был кто-то еще, мы бы наткнулись на его следы.
Я снова пошел вперед, опустив уши и прислушиваясь к тишине вокруг. Были слышны лишь мои шаги и тихая поступь второго волка. Какой-то слабый запах привлек мое внимание, я поднял голову, принюхался еще раз и побежал вперед. Запах становился сильнее, более различимым. Остальные волки! Они были здесь. Я остановился перед дорожкой следов. Тут прошло по-крайней мере три волка. Я повернул голову туда, куда вели следы. Дыма не было видно, но я чувствовал, что он там. По страху, быстро затопившему мою душу. Я опять начал терзаться старыми сомнениями. Стоит ли идти туда, куда так отчаянно не хочется? Но других ориентиров нет, а сдохнуть из-за глупого предчувствия я не собираюсь.
Я повернулся к черному волку и сел на снег. Скорее даже не сел, а рухнул. Я очень устал и чувствовал, что обязан отдохнуть. Я с усмешкой напомнил себе, что главное не заснуть.
- Я нашел следы, - после недолгого молчания сказал я, - мне откровенно не нравится идея идти к дыму, но выбора, похоже, нет

0

63

>Граница

   Кирос бездумно шел за своим собеседником по мерзлому снегу, отметив лишь, что они идут не в тут сторону, отуда пришел он. Они шли по следам попутчика, следы которого они обнаружили вскоре после того, как отошли на приличное расстояние от границы. Конечно, пришлось немного поплутать, но ниточка из отпечатков лап на снегу скоро предтстала перед зоркими взглядами. Сейчас волки двигались вдоль доро Снежинки негромко скрипели под лапами. Этот звук стал уже настолько привычным, что на нем давно не заостряется внимание. Это уже нечто настолько естественное, как дыхание или шум сердца.
   Воспользовавшись однообразной активностью, Кирос разглядывал своего собеседника, шагавшего буквально в паре шагов впереди. Довольно крупный и, вероятно, ловкий, он выглядел как зверь, который в случае чего может за себя постоять. Одноухий уважительно хмыкнул. Его новый знакомый немногословен и скрытен, скользкий парень. Сложно даже предположить, можно ли ему доверять. Однако другого спутника у него не было, да и Кирос был слишком самоуверен, чтобы возражать.
   Внезапно "следопыт" остановился, принюхиваясь к снежном покрову. Он явно что-то учуял.
  - Я нашел следы, - Кирос приблизился и уже и сам увидел обильно примятый снег, - мне откровенно не нравится идея идти к дыму, но выбора, похоже, нет.
- Нет, - согласился, кивнув, волк, - но сюда мы и шли.
Зверь миновал черного волка и зашагал вдоль обширной области, по которой недавно прошло несколько волков. Если сосредоточиться, то можно еще учуять их запах.
- Меня зовут Кирос, к слову.
Они уже давно идут вместе, но так и не знают имен друг друга. Пора бы и представиться.

0

64

Белый, слепящий свет вокруг заставляет морщиться, щуриться и сжиматься в комочек. А откроешь чуть пошире глаза - и сразу видишь, как простирается за горизонт бесконечная, жуткая снежная пустыня. И ни души вокруг. Мартин даже позволил себе небольшое малодушие -  заскулил тихо-тихо от страха, пригнулся и поджал хвост.  Он раньше никогда не попадал в такое пустое, холодное место. Хотя откуда он вообще мог знать, что было раньше? Из всех попыток вспомнить что-то более-менее ясное увенчалась успехам лишь одна. Именно благодаря ей черный подросток знал, как себя называть. А то ведь совсем страшно было, как в старых сказках старых волков. Ничего не помнишь, ничего не знаешь, идешь куда глаза глядят...
Ну чтож, примерно так сейчас и выглядел план, по которому Мартин вознамерился действовать.
Справившись с порывом холодного ужаса, Марти выпрямился, встряхнулся, будто пытаясь избавиться от наваждения. Все, расслабься, парень. Чтобы найти что-то в этой бесконечной холодной пустыне надо хотя-бы начать искать. Так что вперед,что ты как девчонка, в самом деле.
Подбодрив себя громким, звонким тявком, Мартин, высоко понимая лапы, зашагал вперед, сквозь сугробы. Спустя пару минут, волк хорошо почувствовал, как немеют от холода подушечки лап. Да уж, такими темпами и замерзнуть здесь не долго... Справедливо решив, что далее так не может продолжаться, Мартин напружинился, чуть присел, и в прыжке высоко взметнулся над снегом. Свежий, морозный ветер ворвался в легкие, потрепал мягкие уши... С каждым таким высоким, смешным прыжком, Мартин чувствовал себя все лучше и лучше. Становилось теплее и, соответственно, веселее.
А уж как весело оказалось тихо потявкивать во время прыжка, выбирая для этого самую высокую точку полета! Чувствуя себя счастливым идиотом (а, впрочем, последнее вплне справедливо), Мартин, с позволения сказать, поскакал куда глаза глядят. Искать что-нибудь любопытное или полезное. А то и все вместе.

Отредактировано Мартин (2011-11-02 22:58:47)

0

65

Да, он понял это сразу.
Наверное, он мертв.  Потерян, забыт – отчего? Ни одной мысли, связанной с прошлым, ему предоставлено не было. Чувство утерянного – о, оно остро саднило сердце; но что он мог утерять?
Медленно, не желая и не рискуя спешить, Беркут поднялся с лап – кажется, вокруг него был один только снег. Странно, воздух должен бы быть очень влажным – он же, напротив, резал горло сухостью.
И ни одного запаха. Тишина- ни дыхания ветров, ни голосов, ни мыслей.
Возможно, Лжец мог бы рискнуть и открыть глаза – но даже сквозь опущенные веки он ощущал солнечный свет, отраженный сотнями замороженных кристалликов. Только стоит ему попытаться взглянуть на этот мир - и, наверное, он вовсе потеряет от нестерпимой боли, теперь уже ослепленный на века. Оставалось ориентироваться на слух и обоняние – и, кажется, как только Лукавый поднялся на все свои четыре лапы, до него донесся едва заметный запах.
Ему показалось?
Беркут в уравновешенном душевном состоянии всегда действовал размеренно и осторожно. Так и сейчас – он не понесся тут же, куда глаза глядят, но на некоторое время застыл на одном месте, недвижимый, будто скала.
Постепенно это странное чувство оцепенения и пустоты внутри него прошло – в конце концов, он и не видел вокруг себя этой бесконечной белизны, тянущейся за горизонт и путающейся своими красками с зимним небом, оттого паниковать не стал. Пусть поначалу он слышал лишь гулкий шум своего сердца, то теперь, похоже, он мог уже различить какие-то посторонние шорохи. А может, где-то далеко ветер гоняет снега по этому промерзлому миру? Или, может, он заключен в эту пустоту навеки?
И он не может сделать ничего.
Шерсть на загривке Беркута самопроизвольно встопорщилась, однако он довольно быстро успокоился, отряхнулся от приставшего к шкуре снега и направился вперед. Он шел небыстро, но шаг, по обыкновению, был у него широк. Лжец понимал, что спешить ему некуда, стоит беречь силы – но как же рвалась его душа вон из тела, как часто дыхание у него сбивалось, когда лапы его переходили на бег!
Да, ему было не по себе, отнюдь.
Он не знал про себя ничего.
Он помнил свою цель и свое имя – но что даст тебе имя наедине с собой?
Так же резко, как и прервав свои неутешительные мысли, прервал Лжец и свой шаг – слух его уловил какую-то чертовщину. Вроде шагов – но шагов тяжеленного зверя, будто бы он шагает, каждый раз проваливаясь по локоть в снега.
Зверя ли?
Лукавый совершенно не чувствовал запаха – лишь этот звук шороха снежного покрова, вновь и вновь. Что было легко определить – оно приближалась в его сторону, а, значит, в первую очередь, Беркуту стоило собраться и перестать паниковать.
В конце концов, бывало и хуже.
Бывало?
Что вообще, к чертям, могло быть?

Отредактировано Лжец (2011-11-02 23:28:29)

0

66

Ага. Вот и оно - черное пятно на горизонте. Значит есть в этой пустыне что-то, кроме снега и неба. Мартин чуть притормозил, прекратил свои безумные подскоки. Теперь черный волк шел рысью - в коем-то веке в его голову заглянуло благоразумие и осторожность. Может это яма- еще провалишься, и кто тебя потом вытащит оттуда? Разве что тетушка-Смерть поднимет ледяными лапами.
Мурашки по спине. Плевать. Во всяком случае яму можно взять за точку отсчета в этой пустоте. И, соответственно, можно будет говорить, что ты идешь "на север от ямы". Уже неплохо, верно?
Как жаль, что у волков такое плохое зрение. А уж на фоне этого слепящего снега и подавно ничего не различишь. Придется пытаться распознать незнакомый объект по запаху.
Запах. Проклятье, он будто уже знаком тебе. Знаком до боли, до зубного скрежета. Безусловно, это волк. Довольно крупный, черный, как и ты. Тоже боится немного - это чувствуется по характерным нотках запаха. Но от чего же кажется, быдто ты знаешь его всю жизнь?
Мартин высоко поднял голову, опасливо ощерился. Чуть замедлил шаг. Заговорить с ним? Да, пожалуй. Как иначе узнать, откуда это ощущение? Что за чертовщина твориться вокруг! Сначала эта пустыня, потом этот чудной волк... Смотри-ка, чего это он жмурится? - Марти осторожно, бочком подошел к незнакомцу. Убедившись, что тот, вроде как, не настроен агрессивно, волчонок разинул пасть и громко гаркнул - Эй ты! Дерьма ку... - огненная волна внезапно захлестнула память, заставила осечься и прикусить язык. Этот знакомый запах, это же... Непонятные, темные фигуры перед глазами. Странные, неприятные глаза, серые, будто в бельмах. Вечно щуриться из-за солнца, не любит день... Лжец.
...Папаша. - хрипло, непонимающе закончил предложение Мартин. испуганно попятился. Откуда ты знаешь, что это твой отец? Все в голове так смутно, запутано, будто ходы в муравейнике.
На пару мгновений мордочку подростка озаряет искренняя, радостная улыбка. Как здорово, что среди этих белый сугробов тебе повстречался знакомый, родной волк. Теперь ты не один, теперь ты  с папой!
С папой.
Улыбка медленно сползает с морды Мартина, превращаясь в кривую вялую гримасу.

Отредактировано Мартин (2011-11-04 00:57:48)

0

67

Ну почему этот холод?
Господи Боже, почему ему все еще так холодно?
Этот крик, прямо у уха, едва не заставил Лжеца дрогнуть от неожиданности – но запах подошедшего до того, как он подал голос, уже стал причиной изменения душевного состояния Лукавого.
Неужели его так легко выбить из равновесия?
Да нет. На самом деле, Сказочник был поражен разве что ходом мыслей, принявших совсем иной ход, ибо этот молокосос, что посмел на него наорать, ему был известен. Хоть это и не изменило того факта, что Беркут и про себя еще ничего припомнить не мог – зато он точно знал, кто этот горластый субъект.
Никто иной, как его сын это был.
Который, кстати, погиб.
Так вон оно что!
Теперь Лукавый был почти уверен, что он, судя по всему, и сам – мертв, а теперь оказался в месте, являющимся то ли Адом, то ли Раем, то ли вовсе пустотой. И, судя по всему, он тут надолго. К сожалению, теперь он здесь еще и вместе с сыном – а, кажется, до того, как попасть сюда, Беркут его не жаловал, сынка-то.
Ладно, возможно, пришло то время, когда он изменит свое отношение к нему. Возможно, Беркут даже нисколько не оскорбится что его, бывшего альфу, с первого взгляда окрестили “куском дерьма”. Ведь это хотел сказать щенок?
Лжец повернул свою морду к говорящему. Вряд ли щ… Мартин знает что-нибудь об этом месте вообще. Но он видит – а ведь запахи здесь были, в основном, погребены под застывшим сухим воздухом.
Или нет?
Неожиданно ворвалась в его сознание удушающая копоть дыма  - он единственный тянулся лентой в совершенно пустом сероватом небе. Конечно, ее мог заметить  и лишенный обоняния – этот неприятный привкус гари теперь был и на языке. Вероятнее всего, за неимением прочих вариантов, стоило направиться в эту сторону. Там возможно, есть что-то.
То есть, вообще хоть что-нибудь.
Веки Лжеца дрогнули, будто бы он хотел открыть глаза и просто уставиться на Мартина с непередаваемым удивлением. Конечно, он ведь опять вернулся к мыслям  о том, что это, черт подери, его сын. Как много хотелось сказать ему?
Сотни слов.
Кроме того, Сказочник осознавал тот факт, что где-то щемит у него в сердце, когда пред его глазами всплывает лишь одна картина, связанная с его сыном. Возможно, их было тысячи, но вспомнить он мог всего одну – прорубь, дыру, в которой плескалась черная вода; она обожгла Беркуту морду и лапы, но тогда ему совсем не было холодно.
Только сейчас он чувствовал это ледяное прикосновение, и почему-то он вовсе не мог сконцентрироваться на чем-то еще, кроме как на этом совершенно недопустимом ощущении. Почему он жалел сейчас? О чем?
Жалость – всего лишь слабость. Единственная утеха тех, кеми нужно управлять.
Молчал Лукавый с минуту, потом, чуть дернув ушами, проговорил медленно и ровно.
- Пойдем.
Затем он повернулся в направлении всепоглощающего запаха гари и неторопливо направился вперед.
Что же, возможно, оно и к лучшему. Похоже, на все остальные слова ему еще времени будет достаточно.

0

68

Я, прищурив глаза, чтобы не так сильно слепил лежащий вокруг снег, смотрел на полоску следов, уходящую к горизонту. Мне было не по себе, сердце билось сбивчиво. Даже холод и ветер не так сильно беспокоили меня в тот момент, как непонятная паника перед дымом. Единственный ориентир в этой чертовой пустыне, единственная, пусть и призрачная, возможность найти...хоть что-то. Это же лучше чем ничего? Я всерьез задумался. А если там что-то настолько страшное, что... Я покачал головой. Чего у меня точно не было в тот момент, так это выбора.
Я неуверенно посмотрел на своего черного спутника, надеясь в душе,что он испытывает тоже, что и я. Я хотел, чтобы этот волк сейчас привел кучу сильных аргументов, чтобы отговорить меня идти к дыму. Я не мог сам решить. Я уже не доверял себе. Что дернуло идти меня прочь от дыма? Ведь я не нашел там ничего, кроме бескрайнего снега и непроходимой, невидимой стены. А вдруг до этого дыма нельзя добраться? Вдруг он так далеко, что мы умрем в дороге? Или найдем там такую же пустоту и безысходность, как здесь, на границе, в любом месте этой пустыни.
- Нет, - сказал волк, -но сюда мы и шли.
Я смотрел на него, чувствуя предательскую растерянность. Сколько себя помню, я всегда знал, что нужно делать, куда идти, я был полностью уверен в себе. Но сейчас. На одной чаше весов голодная смерть или смерть от обморожения - не важно, на другой призрачная надежда в лице вселяющего в меня ужас дыма. Я дернул ухом, у меня даже мозг разболелся от сложных, долгих мыслей и сосредоточенности. В любом случае я выбираю жизнь, какой бы она не была и где бы мне не пришлось жить.
Я встал на лапы и принюхался, едкий запах дыма, казалось, за время моего пребывания здесь уже заполонил все вокруг. По сравнению с нейтральным, водным ароматом снега он был очень сильным. Я еще раз принюхался к следам, запах некоторых волков даже был мне знаком. В итоге они все оказались умнее, чем я. И мне приходится возвращаться. Досадно.
- Меня зовут Кирос, к слову.
Я поднял глаза на черного волка. Интересно, он тоже помнит только свое имя? Я с трудом разыскал в памяти нужное сочетание букв, давно же никто не называл меня по имени.
-Эстер, - представился я и снова перевел взгляд на следы волков, ушедших к дыму. Интересно, что они нашли там? И остался ли хоть кто-то из низ в живых? Я вздохнул, неуверенность в правильности своих действий грызла меня. Я закрыл глаза, пытаясь убедить себя, что поступаю правильно и что по-другому просто не может быть. Вроде подействовало. Я почувствовал себя заметно лучше. Я сделал несколько достаточно уверенных шагов к запаху дыма и оглянулся на Кироса.
- Похоже, мы обязаны посмотреть что там.

--------------------------> запах дыма

Отредактировано Эстер (2011-11-06 16:21:33)

0

69

Едкий запах гари заполз в ноздри и вызвал устойчивое желание яростно почесать нос лапой. На морде мелькнуло отвращение и исчезло также быстро, как и появилось. Обоняние, уже давно отвыкшее от всех запахов, кроме влажно-холодного снежного, посчитало, что это новое ощущение слишком резкое, и уж точно неприятное.
-Эстер.
   Кирос кивнул. Говорить не было никакого желания. Слова замерзали в горле и застревали плотным комом.
   Сзади - белое поле с со свежими волчьими следами, впереди - поле не менее белое, но следов на нем значительно больше. С одной стороны, стая - это хорошо. Естественно и безопасно. С другой стороны, возможно, так и приманивают отчаявшихся глупцов на дым, как мотыльков на свет.
   Но ничто уже не имеет значения. Что там впереди - смерть или источник жизни - неважно теперь, когда путь только один. Решительно дёрнув головой, Кирос упрямо двинулся вперед, разметая лапами попадающийся снег. То, что волки ушли к дыму и не вернулись, может означать три вещи. Первое - что им там хорошо и уютно. Второе - там нет ничего нтересного, и они ушли дальше. В таком случае, если поднажать, то более маневренная двойка догонит большую толпу. Хотя ту вопрос - а стоит ли это делать? Кирос не большой любитель столпотворений, и если есть такая возможность, он предпочтет меньшую из кампаний. Ну и наконец, в третьих - волки могли все там помереть. Значит, два из трех вариантов вполне подходяше. Два к трем - это не так уж и мало.
- Похоже, мы обязаны посмотреть что там.
Хищник вновь молча кивнул.

>К дыму

0

70

Отлично. Как всегда. Как всегда он молчит, а потом коротко бросает что-то типа "ешь","сюда" или "да сдохни ты уже наконец!". И не поймешь, что у него на уме. А я рад тебе, пап, знаешь, представляешь? Я, может быть, очень хотел бы ну не знаю, носом что-ли уткнуться в шерсть твою, или как там обычно волки обнимаются? Но нет, к чертовой матери все эти телячьи нежности, мы же "пойдем". Чтоб тебя, сволочь, адским пламенем сожгло прямо на месте. Ненавижу.
Мартин тихо фыркнул. Ну да, веди. Давай, ты ведь лучше меня видишь дорогу. - волк злорадно оскалился, видно, радуясь шутке.  Как же не поиздеваться над слабостями отца - вдруг он забыл? Марти высоко поднял голову и двинулся вперед. Он теперь тоже чуял этот запах. Странный запах, если учитывать то, что они находились посреди снежной пустыни без конца и края.  Гарь... Что может гореть здесь, среди холода и снега? Противный запах. Зачем Лжец направляется за ним? А, впрочем, ты частенько не понимаешь логику этого странного типа. Частенько? Странные, отрывочные воспоминания.
Не думаю, что идти к дыму - это хорошая идея. Там где огонь всегда смерть. - тихо делиться щенок своими мыслями. Топчется на месте, резко подскакивает, начинает усиленно грызть переднюю лапу. От стояния на месте она совсем заледенела и Марти на миг показалось, что он перестал ее чувствовать. Именно поэтому волк так беспощадно сейчас мял ее зубами. Холодная, жесткая, будто ледышку в рот взял!
А, к псу все это, давай уже только быстрее пойдем куда-нибудь. Я околею. - недовольно рычит он. Снова фыркает, видимо, высказывая таким образом свое отношение ко всему происходящему, и устремляется вперед. Быстро, будто хочет, чтобы отец не догнал его.
===) к дыму

0

71

Вол опять видел дым..  Он опять был один, он опять отстал и потерялся. Болел желудок, болела голова, болели глаз и всё вместе было одной пульсирующей оранной, телом наполнены болью.  Шум в ушах усиливался по мере хода. Не спать, не спать.. идти, идти .  Раз, два.. Он делал всё что бы тишина не давила на его уши, что бы не упаст, что бы не лечь вытянув лапы и лежать клубком.  Чёртова пустыня, он потерял  малышку,  тень, он осталься один..  Он даже уже не звал их, он плохо осознавал что видит перед собой.  Одно было ясно - был дым.  Он увидел его впервые давно, но шёл к нему слишком долго.  Пару раз он падал, вставал весь в снегу и снова шёл..
>>>>>>>К дыму..

0


Вы здесь » Кигаль. Пустыня. » Курнуги » Путь чёрных волков.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC