Кигаль. Пустыня.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кигаль. Пустыня. » Курнуги » Граница


Граница

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Всё та же унылая, бесконечная пустыня. То же самое небо, плотное, низко нависшее над землёй. Всё то же отсутствие ориентиров: даже дымного столба, увиденного чёрными волками, не видно. И всё тот же рыхлый, белоснежный снег.
Позёмку, струящуюся под лапами, замечаешь не сразу. Не удивительно, ведь ветра нет. Странно: снег и в самом деле передвигается сам, образуя длинную снежную дюну с мягкой волнистой гранью.
Живая, извивающаяся граница среди неподвижной, безмолвной пустыни. Такая же бесконечная, как и сама Пустыня.

0

2

Путь чёрных волков. >>>

Какое-то время Сол шел молча, вслушиваясь в отдаляющиеся голоса тех, кто решил идти за дымом. Запах тоже постепенно исчезал, зато через какое-то время впереди появилась снежная гряда. Идти в гору было немного тяжелее, но волк словно бы не чувствовал усталости. Он ни разу не оглянулся, нисколько не сожалея о своём выборе, хотя и понимал, что кроме того дыма может ничего не найти.
Сгину в пустыне, - Солярисом уже начали овладевать пессимистичные нотки. А ведь нельзя было сказать, что он и до этих мыслей ждал чего-то хорошего от жизни. Да и жизнь... слишком быстро становилась унылой, однообразной.
- Только тучи, только снег, только черные волки... - чтобы хоть как-то развеять скуку, Сол заговорил сам с собой. Нет, это не помогало, так что оставалось лишь тяжело вздохнуть. Солярис опустил голову, и только сейчас заметил, что снег передвигается. Позёмка.
Солярис испугался и попятился назад. Это было хуже, чем столб дыма, потому что это не было вдалеке. Потому что ветра не было, а снег передвигался, заметая следы. Нет, он не пересыпался сверху вниз, а полз вверх. Только сейчас Солярис оглянулся назад: хотелось увидеть пройденный путь.
Страх. Пути не было, как не было и исчезнувших под снегом следов. Сейчас, именно сейчас Солярис подумал, что зря отказался идти за дымом.
- Нет! - взвыл волк в своем отчаяньи.

0

3

--------------> путь черных волков

Я шел немного позади Соляриса, снег, ранее налипший на бока и спину, таял от теплоты тела, потом сразу же снова замерзал, превращаясь в подобие кольев на шерсти. Мне было холодно, мокро, мерзко. Мой черный спутник шел молча вперед, словно он точно знал, где находится цель нашего путешествия. Сейчас я, если бы мог, посмеялся бы над своими мыслями о том, что он щуплый и слабый. Я готов был в любую минуту упасть от голода, а он все шел и шел вперед. Я изо всех сил старался не отставать, мне совсем не хотелось остаться одному.
Я опустил голову так, что мой нос почти касался снега под лапами. Я проваливался в снег, выбирался, отряхивался и снова шел. Мой спутник, казалось, совсем забыл обо мне, впрочем, как и я о нем. Вдруг дорога пошла вверх и я удивленно поднял голову. Солярис, как ни в чем не бывало, поднимался в гору, ему похоже было наплевать на все препятствия. Я же остановился, переводя дыхание. Внутри у меня все горело, снаружи же было нестерпимо холодно. Я уже начал жалеть, что не пошел к дыму. Сгореть это же не так больно, как замерзнуть? По крайней мере, это быстрее.
Я, прищурив от холода глаза, безнадежно смотрел, как черная фигура отдаляется от меня, поднимаясь все выше. Я сел на снег, свесив язык набок, как собака. Я почувствовал, что боюсь смерти, безумно боюсь. Мне хотелось жить, в этой пустыне или где-то еще - не важно. Жить. Я готов был согласиться на вечное одиночество или...чем там еще можно наказать? Но мой союзник, спутник - Солярис, исчезающий за снежным, непреодолимым холмом и оставляющий меня погибать тут - это страшное зрелище. Я хотел позвать его, крикнуть, но что-то сдавило мое горло. Может, это была гордость? Или холод?
Я лег животом на снег и положил голову на вытянутые передние лапы, сердцебиение мое успокаивалось. Лапы, раньше казавшиеся чугунными, становились легче, словно отогревались...словно... Сейчас я полежу немного и смогу забраться на чертову гору, она ведь совсем маленькая, это же не Эверест. Я невольно зевнул. Хочется спать. Очень сильно хочется спать. Сколько я не спал? Я попытался вспомнить, но в голове царил хаус и холодный туман. Глаза слипались, я изо всех сил старался не закрыть их. В мозгу начали мелькать странные картинки - хвойный лес, белая шерсть, земля, тепло...тепло...я закрыл глаза.

0

4

>Путь чёрных

   Наверное, если бы Кироса спросили сейчас, как долго он плутал по этой бесконечной пустыне, он бы едва ли смог дать хотя бы приблизительный ответ. Какое сейчас время суток: день, ночь? Минута отличается от часа только количеством шагов, но со счета быстро сбиваешься. И тут же начинаешь заново. Здесь это единстенное мерило времени и пространства. Неплохо было бы только узнать, где это "здесь".  Похоже на то, что в этих местах царит вечная мерзлота. По крайней мере, раскапывая лапами рассыпчатый снег, самец не мог докопаться до земли. Он понятия не имел, как он здесь оказался, и кто есть он сам. Это казалось весьма удивительным, ведь не только само путешествие сюда, но и даже одна мысль об этом казались сумасбродной. Странно, как об этом можно было бы забыть. Чёрный мог сказать лишь свое имя - его разум услужливо выталкивал его на поверхность сознания. Конечно, можно принять это за частичную амнезию, но, несмотря на свои поверхностные знания медицины и врачевания, волк был уверен, что она обычно бывает не настолько выборочной. И чуть более частичной.
   Кирос уже не мог понять, идет ли он прямо или ходит кругами. Одно ясно, он уже давно удалился от дыма и его источника: ни того, ни другого уже давно не было видно. А может, снег уже припорошил очаг возгорания и теперь на его месте еще одна снежная долина, такая же, каких здесь тысяча. Возможно когда-то здесь были живописные луга и обширные поля с пасущимися на них стадами дичи, журчащие реки и водопады. И все это покрылось снегом. А теперь здесь так мертво, холодно и пустнынно.
   Каждый шаг отдавался глухим ударом где-то в глубине корпуса, но усталости зверь не чувствовал. Пока это была увеселительная прогулка, если бы она была немного веселее и менее морозно-освежающей. Короткая шерсть самца плохо спасала от смертоносного холода. Пока только движение тела позволяло разгонять по корпусу живительную энергию, но и её запасы не безграничны.
    При ходьбе под шкурой зверя перекатывались мощные мускулы. Изо рта вырывался раскаленный пар, такой же белый, как и все вокруг. В очередной раз выдохув клубы пара, Кирос заметил впереди несколько холмов, напоминающие снежные барханы. Избрав их как ориентир, Кирос двинулся в их сторону, чуть ускорив шаг.  Через десяток минут, или приблизительно пятьсот шагов, самец достиг их основания. Он уже собирался подняться повыше и оглядеть окрестности, как заметил черное пятно на снежной поверхности. Оно так ярко контрастировало со скудным пейзажем, что самец торопливо приблизился к нему. Это был еще один волк. Такой же черный, как он сам. Бывают же совпадения. Зверь осторожно обнюхал шкуру незнакомца. 
-Эй, ты! Живой? - негромко прохрипел зверь, грубо толкая лапой неподвижное тело.
Нашел время спать.

Отредактировано Kiros (2011-10-28 00:02:59)

0

5

=> Путь белых волков
Бег постепенно перешел в неспешную рысцу, а затем и в шаг. Авали уже не надеялась отыскать Локаи, Эрику, Белого и Вегу. Отныне, пожалуй, следовало надеяться только на себя. И положение, прямо скажем, было не ахти… В животе бурлило, лапы налились свинцом и не желали нормально двигаться. Подушечки совсем одеревенели от холода, между пальцами забились катышки снега, немного подтаяли от тепла тела волчицы, став льдом и неприятно резали кожу.
Нужно было остановиться и передохнуть. Но Авали не желала этого делать. Ей казалось, что чем больше она идет, тем больше нас наткнуться на кого-то или что-то, что поможет ей продлить свое существование. И не хотелось уступать этой белой пустыне, отдавать ей себя и признавать её силу. Хотелось идти вперед, рваться, зубами цепляться за хоть какие-то крохи надежды. И Авали стискивала зубы и шла. Шла. Вперед, вперед… Без цели, без звука, без запаха. Недвижимость. Одна сплошная недвижимость.  И ничего не может её нарушить.
Лапы начали кровоточить и Авали оставляла теперь за собой красные следы. Её не волновало, что по этим следам кто-то не очень доброжелательный может её найти, она просто шла. Вперед, вперед, лишь бы не останавливаться…
Но всему надо знать предел. Авали остановилась, когда идти уже было не вмоготу. Улеглась прямо в белый снег и принялась старательно вылизывать лапы и выгрызать надоевшие льдинки, разминать подушечки, чтобы они вновь налились кровью.
В конце концов она опять поднялась. Посмотрела в небо и оскалилась, вздыбив холку. Оно насмехается? Наверняка. Такая затянувшаяся, долгая насмешка. Нет! Авали не позволит над собой издеваться!
Она опять бросилась вперед, но уже очень быстро пришлось перейти на шаг. Казалось бы, безнадежно.
Но вот в пейзаже что-то изменилось. Снег под лапами? Что-то еще? Авали замерла, вглядываясь вдаль. Зыбкая лини снега, будто бы кто-то специально вылепил её. А на той стороне… Черные пятна. Волки?
Авали воспрянула духом.
«Стоооп. Черные?.. А. В конце-концов не важно!»
- Эй! – хрипло закричала Авали и бросилась в сторону незнакомцев, стараясь как можно быстрее преодолеть расстояние между ними, пересечь линию из снега, но… Снежный песок уходил из-под лап, не давая возможности белой приблизится к черте.
Хищница замерла, заинтересованно рассматривая свои лапы и белую массу под ними. Эта пустыня жила своей жизнью и своими правилами. Она была живой. Несомненно.
«Что же… буду выкручиваться!» - решила волчица и замахала хвостом.
- К сожалению, по нелепому недоразумению, я не могу познакомиться с вами ближе. Кто вы? И понимаете ли, что ту происходит? – на морозе голос охрип, и разговаривать было сложно, но от желания выяснить что-то еще Авали просто распирало и заставляло позабыть об усталости, страхе и холоде.

0

6

Какое-то странные картинки мелькали перед моими глазами. Я то оказывался на лесной опушке, то на вершине горы, то в  темной пещере. Мне не было холодно или жарко, не было страшно. Этот сон был пустым, он не приносил отдыха, не приносил эмоций, ничего. Вдруг все вокруг стало черным. Неужели, я все-таки умер? Замерз в этой чертовой пустыне? Интересно, это будет облегчением или пыткой? Я чувствовал что-то твердое под своими лапами, холодный воздух струился вокруг меня. Мне стало не по себе. Я ничего не видел вокруг, я побежал...
-Эй, ты! Живой?
Голос? Голос! Я неуверенно открыл глаза и вдруг непроглядную темноту сна сменила яркая, режущая глаза белизна снежной пустыни. Когда становиться невыносимо холодно хочется спать, но обычно, если ты все-таки заснул, то потом уже никогда не проснешься. А я заснул. Что же случилось? Какое очередное непрошеное чудо спасло мою жизнь? Я медленно приподнялся, сел и встряхнулся. Стало как будто лучше.
Я посмотрел туда, откуда исходил звук, разбудивший меня. Волк! Я ощерился от неожиданности и вскочил на все четыре лапы. Резкое движение отдалось болью в груди, но я не придал этому значения. Это был крупный, сильный волк, бой с которым, если до этого дойдет, будет стоить мне чрезвычайно дорого. Но если нужно я готов был биться до конца. Я пристально рассматривал возможного противника или союзника, в желто-зеленых глазах черного волка не было враждебности, лишь подозрительность и заинтересованность. Может он тоже потерялся в этой пустыне? Тогда нам нет смысла драться.
- К сожалению да, - наконец ответил я на вопрос незнакомого волка. Я присел на снег и опустил шерсть на загривке в знак того, что не намерен вступать в бой.
Вдруг в моем мозгу рванулось воспоминание. Я резко повернулся к незнакомому волку спиной, оглядывая поверхность горы, на которую до этого не смог забраться. Соляриса не было видно, лишь белый снег покрывал возвышение. Я снова посмотрел на незнакомца.
- Тут был еще один...
Мои слова прервал хриплый крик. Я резко обернулся в сторону звука и увидел...ничего. Я ожидал заметить черную шерсть, еще одного волка. Но горизонт оставался белым и пустым. Вдруг вдалеке начал двигаться снежный комок, я ошалело уставился на него. Я не умер, но видимо все-таки сошел сума. Снежный ком приближался, превращаясь в белого волка. Стоп! Что? Белого? Такого в этой пустыне я еще не видел. Белая волчица остановилась, словно дорогу ей преградила невидимая стена. Я, остолбенев, смотрел на нее.
- К сожалению, по нелепому недоразумению, я не могу познакомиться с вами ближе. Кто вы? И понимаете ли, что ту происходит? - сказала белая волчица. Я невольно сделал несколько шагов в ее направлении. Что-то невесомое словно толкнуло меня. Я остановился. Неужели правда стена? Я снова попытался приблизиться к белой волчице. Тот же результат. Я дернул ухом и встал, глядя на нее.
- Нет, - я ответил только на последний ее вопрос. То, что сейчас произошло никак не могло уложиться в моей голове. Невидимая стена? Что за черт? Я сел на снег и оглянулся на черного волка, потом перевел взгляд на белую волчицу и обратно.
- Пустыня управляет нами? - спросил я особенно ни к кому не обращаясь. Страшная догадка появилась в моей голове, но я сам до конца не мог ее осмыслить. Зачем мы здесь? Кому так весело играть с нашими жизнями?

Отредактировано Эстер (2011-10-28 12:11:55)

0

7

Черное тело пережило стремительную перемену. Чёрный волк дернулся и резким толчком поднялся с земли, вскакивая на четыре лапы. В первые секунды шерсть незнакомца была вздыблена, взгляд блуждающий. Видимо, пробуждение не из легких. Кирос инстинктивно отступил на шаг-полтора и подобрался, но остался с видом невозмутимым. Он не опасался драки, но поводов для нее вроде бы и не было. Постепенно незнакомец остыл и даже утвердительно ответил на вопрос, заданный чуть ранее. Хотя его живость была итак достаточно очевидной. Спокойствия волка хватило ненадолго: через мгновение он вновь вскочил, резко развернувшись впротивоположную сторону.
   - Тут был еще один... - начал он, и Кирос, повернув голову в ту же сторону, тоже оглядел белесый снег. Никого. Самец равнодушно отвернулся. И в тот же миг откуда-то сбоку раздался крик. В очередной раз пришлось вертеть шеей.
   Теперь заслуживающей внимания оказалась белая волчица, разглядеть которую удалось отнюдь не сразу. Она была не особо крупной, к тому почти неразличимой среди этой белизны. Да, в этом плане чёрная шкура нравилась ему гораздо больше. Конечно, с ней на снегу не спрячешься и к дичи не подкрадешься незамеченным, но зато точно не потеряешься.
  - К сожалению, по нелепому недоразумению, я не могу познакомиться с вами ближе. Кто вы? И понимаете ли, что ту происходит?
- Нет, - ответ незнакомца был лаконичен и краток. И все же достаточно странно. Если никто из тех двоих не лукавил, то они, возможно, также как и сам волк, не знают, что они здесь делают. Может они и о себе также ничего не помнят? 
Зверь заинтересованно наблюдал, как чёрный волк пытается подойти к белой незнакомке. Выглядело так, будто бы и она не может пройти через преграду со своей стороны. Самец решил доверить переговоры незнакомцу. Еще немного поглядев на парочку, Кирос повернулся к волчице боком и безмолвно пошел вдоль невидимой стены, удаляясь от волков и время от времени упираясь в преграду плечом, чтобы проверить её на прочность. Должна же она где-нибудь кончаться. Или нет?

Отредактировано Kiros (2011-10-28 15:32:03)

0

8

Авали тщательно старалась понять, с кем имеет дело. Она присматривалась и принюхивалась, но ничего большего, чем определить, что оба волка самцы – не смогла. К тому же, оба волка были не особо разговорчивы. Один ограничился односложным ответом, другой вообще промолчал, развернулся и пошел вдоль границы. Глухая ярость пронзила Авали.
«Неужели они не хотят выбраться от сюда?! Неужели они не понимают, что только вместе можно что-то придумать! Надо держатся группой, надо рассказывать друг другу обо всем, что знаешь и что видишь. А ведут себя как щенки, играя в молчунов…»
- Информативно, да, - хмыкнула Авали, вновь стараясь приблизится к границе. – А по подробнее? Что вы видели, где вы очнулись, на сколько хорошо себя помните…
Голос белой приобретал холодный, даже несколько повелительный характер, будто бы она действительно разговаривала с несмышлёнышами, подталкивая их к верному ответу.
- И почему вы все черные? – вопрос прозвучал глупо, но Авали внимания на него не обратила. – Вас много? Я встречала раньше только белых волков.
Оба самца были крупными, наверное, в полтора раза крупнее самой Авали. Тот, который ограничился простым «нет» вызывал у волчицы больше расположения к себе. Он хотя бы соизволил ответить на её вопрос. Да и к тому же у второго черного самца отсутствовал хвост и часть уха, и что-то подсказывало белой, что он потерял их далеко не в мирных переговорах.
«Подрался ли он тут или… Или где? В прошлой жизни?» Авали сама про себя посмеялась над такой фразой. Действительно, глупо звучит. Как будто мысли о смерти и ином возрождении в другом пространстве и измерении.
«Чушь».

0

9

Я смотрел на белую волчицу. У меня складывалось такое ощущение, что я в первый раз в жизни вижу волка не с черной шкурой. В памяти вспыхивали волки, ушедшие к дыму. Они все были одинакового цвета, такого же, как и я. Может, мне стоило пойти вместе с ними, особенно если эта пустыня разделяет нас по цвету шерсти. Кто знает, чего можно ожидать, если сойти с проложенного пути. Я оглянулся вокруг, снег замел мои следы, поэтому даже если бы я очень захотел, я бы все равно не смог найти дороги обратно. Вот я и попал в ловушку. В гребаную мышеловку. Нельзя выбраться, нельзя уйти, убежать, уползти. Отлично. Просто великолепно. И что теперь делать?
Черный волк обделил вниманием новоприбывшую и пошел штурмовать странное препятствие, разделявшее нас. Я проследил за его передвижениями. Волк пошел вдоль невидимой стены. Я оценил его замысел. Может и правда стену можно обойти? Но я не спешил следовать за догадливым черным волком.
Снег под лапами струился, словно живой. Именно он, казалось, и оберегал границу. Я поставил лапу на снег и сразу же поднял ее. Остался след, но новые стелющиеся струи снега сразу замели его. Я поднял голову к небу, закрытому тяжелыми, темными, неподвижными тучами. В этих краях, видимо, не бывает ветра. Я глубоко вдохнул морозный воздух. Ничего. Снег крал запахи, звуки...все улики существования хоть чего-то живого. Куда бы мы не пошли, мы уже не сможем вернуться обратно, и даже если останемся на месте нас никогда никто не найдет. Лабиринт. Но мы же друг друга нашли. Я, второй черный волк, белая волчица смогли добраться до этой границы и встретиться. Я мог тут умереть, замерзнуть, меня мог засыпать снег, как недавно мой след. Но этого не случилось. Почему?
- Что вы видели, где вы очнулись, на сколько хорошо себя помните…
От мыслей меня отвлек голос, я повернул голову к волчице и окинул ее задумчивым взглядом. Ее явно не устроил мой лаконичный ответ. Она хотела получить какую-то информацию, но что я мог ей рассказать? Я сел напротив границы, чувствуя как все внутри меня хочет уйти подальше отсюда. Я не должен был соваться сюда, не должен был приходить.
- Я видел только чертов снег и черных волков, - сказал я и повел здоровым ухом. Снег, стелющийся от границы, казалось, толкал меня в грудь. Я посмотрел на волка, который продолжал брести вдоль границы. Интересно, а он видел тех, кто ушел к дыму? И если да то почему не пошел с ними? А может он не такой, как я? Может он что-то помнит или знает? Черный волк отчужденно шагал, не обращая на нас больше никакого внимания.
Волчица снова заговорила, я взглянул на нее и опустил глаза. Ее белый мех казался мне неестественным, неправильным. Я не мог объяснить себе этого, но это было так. Далекое воспоминание шевельнулось в моей голове, заставив меня мучиться, и погасло. Что-то до странности знакомое виделось мне в ее окрасе, но я не мог вспомнить что. Как странно, когда ты чувствуешь, что знаешь что-то, но не можешь выцарапать это из-под пелены своего помутненного сознания.
Последние слова волчицы заставили меня вскинуть ухо. Только белых волков? А я встречал только черных. Странное совпадение. Этот расклад похож на шахматную доску. Тогда я чур король. Я усмехнулся своим мыслям.
- Там, - я мотнул головой куда-то неопределенно себе за спину, - группа черных волков исследует странный дым, - я помолчал, раздумывая, - дым пах опасно, и я пошел в другую сторону, - на этом история моей жизни, с момента, когда я проснулся на снегу и до настоящего момента закончилась, поэтому я замолчал, задумчиво глядя над головой белой волчицы. Было что-то за этой чертой. Я чувствовал. И мне очень хотелось узнать что именно. Плевать уже на опасности, плевать на все. Исчезла бы эта черта и...что? Такой же снег до горизонта, холод. Нет, этого не может быть. Стену никогда не ставят там, где нечего охранять. Но эта белая волчица по ту сторону черты, а ей явно не лучше, чем мне.

0

10

Я тоже видел дым, - мрачно констатировал Кирос, вернувшийся со своего небольшого обхода и услышавший конец разговора. В стене не было бреши, и линия из сыпучего, заметающего следы снега длилась до самого горизонта. Кирос был раздражен и угрюм, - Тогда идти на него показалось мне глупым. И зря. Это значило, что там есть чему гореть.
   Скорее всего, там был лес. Но все равно, пожар в такую стужу - звучит абсурдно. Как могли бы ветки, промерзшие от коры до кончиков веточек, гореть? Черный задумчиво уже в который раз обшарил взглядом окрестности. Может огонь появился по искусственным причинам? Может, кто-то подавал им сигнал. Вполне логично. Собрать множество волков, разбросанных по одиночке по всей пустыне. Кирос обернулся назад, туда, откуда он пришел. Сколько там еще таких блуждает в неведении? Мог ли этот огонь быть точкой сбора? Узнать это сейчас нет никакой возможности. Снег заботливо скрыл волчьи следы под своей однообразной движущейся массой. Волк мог лишь приблизительно сказать, откуда он пришел.
    Теперь самец решил, что достаточно исследовал свое окружение, дальнейшее изучение едва ли имеет хоть какие-нибудь перспективы. Это значит, что сейчас более интересны его новые спутники. Ни один из них не выглядел особо истощенным или измученным. Скорее всего, они находятся здесь на так давно. Ну, или же нашли источники пищи и кров, во что вериться с трудом. Значит, они все здесь провели не так уж мало времени, разделены невидимой стеной и кто-то пытается с помощью условных знаков собрать их в одном месте. Если много раз повторить это про себя, то может и крыша съехать.
- Ты видела какие-нибудь знаки? - рассеянно поинтересовался черный волк у белой волчицы. Возможно правила на "той" стороне такие же, как на "этой", и есть своя система оповещений. Если дым есть в двух экземплярах, то его теории о точке сбора выглядит разумной. В таком случае вернуться обратно станет задачей первостепенной важности.
   И все же, почему они разделены призрачной границей? Кажется, деление зависит от цвета шкуры. Или от пола. Мальчики налево, девочки направо. Черный невесело усмехнулся.

0

11

Оба волка стали более разговорчивы. По крайней мере заговорил тот огромный, с обрубком вместо хвоста. Про себя Авали решила, что не так уж оба и потеряны для этого мира, с ними даже можно общаться.
Быть по эту сторону баррикады Авали не нравилось. Она была существом общительным, ей хотелось быть ближе к источнику разума и хоть какой надежности – все же волки это собратья, принадлежащие к одному с тобой виду. В очередной раз Авали ощутила прилив одиночество, которое тонкими иголочками впивалось в тело со всех сторон. Волчица обернулась, пытаясь разглядеть приближающихся спутников, но горизонт оставался чист.
«Какая дурацкая самонадеянность», саркастически обратилась сама к себе хищница. Её вряд ли будут искать. Конечно, стоит может и понадеяться, помечтать. Но посмотрим правде в глаза – она оскорбила Эрику и Локаи. И пусть сама Авали не считала случившую ссору такой уж и ужасной, она прекрасно понимала, что оба волка могли разозлится не на шутку. Вега вряд ли решит отстаивать свое мнение, даже если захочет отправится на поиски… Остается только Белый. Но он один и как… Как он сможет отыскать её?
«Хоть кого-то… Хоть кого-то!» Авали посмотрела в белое небо, моля его о том, чтобы оно послало ей хоть какого-нибудь путника.
«И, пожалуйста, хоть бы никто не узнал о такой просьбе…» поразмыслив, добавила Авали. Сейчас она оставалась привязанной к этой белой черте, была привязана хоть к кому-то живому. Может, вместе они что-то да придумают?
- Я видела только белых волков, - уже более примирительно и не таким повелительным тоном сказала волчица.
- Дым пах опасно, и я пошел в другую сторону.
- Ну и дурак. Дым – это хоть какое-то разнообразие, - саркастически сообщила Авали, а затем посмотрела на второго самца.
- Лично я не видела. Но один из спутников, с которыми я шла, кхм… Слышал какой-то странный запах. Он говорил, что пахнет чем-то приятным, напоминающим охоту. Запах слышал он один.
При упоминании охоты желудок спазматически сжался.

0

12

Я услышал приближающиеся шаги и перевел взгляд на подошедшего черного волка. Конец границы искать бессмысленно, а может его и нет. Да и зачем? По ту сторону, по эту - везде снежная пустыня, без еды и ориентиров. Я почему-то снова вспомнил дым. Если там и вправду горел лес, значит там наверняка должна была водиться какая-то дичь. И даже если она погибла в огне, мясо-то скорее всего осталось. Хотя о чем я думаю? Дичь и лес посреди снегов! Очень неубедительно звучит. Но если был хоть малейший шанс... Может, стоило попробовать? Это во всех отношениях странная пустыня, с невидимыми преградами, волками, не помнящими своего прошлого и разделенными по цвету шерсти на две группы. Мало ли что тут может случиться. В жаркой пустыне же встречаются оазисы. Может и там горело место, похожее на оазис. Но почему горело? Откуда взяться огню? Я вздохнул, не в силах ответить ни на один свой вопрос.
Между черным волком и белой волчицей завязался разговор, я пока не влезал, прислушиваясь к их словам и обдумывая сложившееся положение. Я ведь видел дым, чувствовал его запах, но не пошел к нему. Почему? Он не понравился мне, я чувствовал, что там может быть опасно. Кто знает, какие сюрпризы может преподнести это место. Но все остальные черные волки пошли туда, они не почувствовали того, что заставило меня уйти в другую сторону. Может это все надуманно, и я просто испугался? А этот огромный волк? Я посмотрел на нового знакомого. Он как-то не производит впечатления существа, которое можно легко напугать.
Последние слова белой волчицы заставили меня поднять взгляд на нее. Какой-то белый волк учуял запах чего-то съестного? Мне в двойне больше захотелось перейти границу и познакомиться с счастливцем. Но что это значит? По нашу сторону дым, а по их еда. Как-то уж по-хамски нечестно. Нам значит сгоревший лес, а им дичь. Хотя кто знает к чему белых волков приведет этот запах. Хотя я конечно с удовольствием проверил бы. Это намного лучше, чем искать дым. Но перейти границу все-равно невозможно, потому незачем об этом думать.
Я посмотрел на снег, который все также струился под моими лапами, потом перевел взгляд на черного волка. Мы же не можем тут вечно сидеть и общаться. Замерзнем или от голода умрем. Я встал на лапы и прошелся туда-сюда вдоль границы, не спуская задумчивого взгляда с черного волка.
- Я думаю, нам надо возвращаться и искать остальных черных волков, - обратился я к волку, - бессмысленно сидеть тут и смотреть на снег, - я пробежался безразличным взглядом по белоснежной пустыне за границей и белой волчице. Мне опостылело бездействие. Конечно, можно рассуждать о высоких материях, но когда у тебя под боком есть дичь, питьевая вода и кров. А сейчас надо действовать, хотя бы постараться что-то сделать.

0

13

- Ну и дурак. Дым – это хоть какое-то разнообразие, - ядовито ответила волчица. Кирос хмыкнул. Белая ему чем-то понравилась. Даже жалко будет ее оставлять.
- ... Один из спутников, с которыми я шла, кхм… Слышал какой-то странный запах... Запах слышал он один.
Хм, а это что еще за выборочная исключительность? Кирос прищурил взгляд. Если это правда, то все это выглядит чрезвычайно подозрительно. Запах, который может ощущать только один из группы. Да кто такому поверит? Скорее уж,этот "избранный" волк на деле заодно с силами, из-за которых волки очутились здесь, или хотя бы в курсе, что происходит. Но вероятно, умалчивает. Вот если бы Кирос добрался до него, уж он бы-то нашел способ заставить его заговорить... Но увы, то было не в его силах. "Та" территория для него не досягаема, а значит, это не его забота.
- Я думаю, нам надо возвращаться и искать остальных черных волков, - обратился к Киросу волк, - бессмысленно сидеть тут и смотреть на снег,
- И как же нам их найти?  - спросил волк мрачно, обернувшись к черному.
   Конечно,  тот был прав, и делать здесь действительно нечего. Но даже если вдруг удастся вернуться, ориентируясь в белой пустоте без ориентиров, следов, звуков и запахов, то совсем не известно, как далеко и в каком направлении ушли оставшиеся волки.
Он не знал, что делать. Положение было ужасно пакостным. Он постепенно ощущал, как холод подкрадывается к нему, обжигая своим ледяным дыханием. Некуда возвращаться, идти дальше нельзя. Кирос чувствовал подступающую безнадежность и тщетность любого действия. Это угнетало его и раздражало.
- Веди,- коротко добавил он, готовый следовать за волком в этой пусть и бессмысленной попытке. В конце концов, какая разница: сдохнуть здесь или в пути?

0

14

Авали прислушивалась к разговору двух черных волков и с каким-то неприятным холодком в груди осознавала, что они собираются отсюда уходить. Волчица не собиралась плакать и просить, чтобы они тут остались, хотя что-то внутри очень хотело это сделать. Мысль о том, что придется вновь остаться в этой бескрайней пустыне в полном одиночестве заставляла шерсть вставать дыбом от невозможного ужаса. Все внутри Авали поднималось против этого, внутренности, казалось, готовы выпрыгнуть через горло… Но это бесполезно. Все трое не могут проторчать у границы. Они сдохнут от голода и холода, ничего не поняв и не вспомнив. Движение – это хоть какой-то шанс на удачу.
Понятно только одно – черные и белые навсегда разделены невидимой преградой, они не могут быть вместе. Значит оставалось искать таких же белесых созданий, как и она сама.
Где сейчас её спутники? Ищут ли её?..
«Было бы здорово, если бы меня кто-нибудь искал…» подумала с детской мечтательностью Авали, но тут же отогнала ненужные мысли. Только сбивают. Сейчас главное – выжить.
Авали отвернулась от границы  и черных, и потянула носом, стараясь отыскать хоть какой-нибудь запах.
Все так же пусто и безжизненно.
«Это издевательство. Сколько можно так выматывать?»  с глухой обреченность пронеслось в голове.
Затем Авали опять повернулась к  волкам и в молчаливой уверенности пошла к границе, вновь стараясь её перейти. Все тот же результат. Ничего.
«Надо уже начать составлять карту местности, сколько я тут бегаю» язвительно подумалось хищнице.

0

15

Я шагал туда сюда вдоль границы, обдумывая сложившееся положение. Голова моя уже начинала болеть, а ни одной хоть сколько-нибудь стоящей идеи в нее не приходило. Только какая-то пустота, от которой даже хотелось спать. Я задумчиво разглядывая белоснежный горизонт сначала с одной стороны границы, а потом с другой. Вернуться. И это моя лучшая идея? Теряю форму, однозначно. Но может в этом все-таки есть хоть какой-то смысл? Остальные волки ушли к дыму, правильно? Если это и правда просто горящий лес, то мне вряд ли удастся их отыскать. Мысль об огне в пустыне коробила меня, из чего складывался другой, более утешительный вывод. Этим дымом пустыня могла подавать знак черным волкам о месте общего сбора. Тогда, отойдя от границы, мы обязательно увидим его. Ведь мы черные, правильно? Разумность на грани абсурда. Хотя этим местом явно правит далеко не здравый смысл.
Я поднял нос, тщетно принюхиваясь. Все равно надо идти. Мои рассуждения, конечно, всего лишь догадки, но ничего другого все равно нет. Стоит довольствоваться тем, что имеешь. Я вспомнил ледяные барханы, преодоленные мной по пути сюда, внутри сразу начало подниматься сомнение. Я с усилием отогнал его. Вдруг в моем промерзшем мозгу наконец сверкнула дельная мысль. В этой пустыне нет ветра! А поземку я видел только здесь, на границе. Значит, если отойти чуть дальше, можно будет отыскать следы и вернуться по ним. Я удовлетворенно кивнул своим мыслям и, вернувшись, сел недалеко от черного волка.
- И как же нам их найти?
Я смерил задумчивым взглядом своего возможного спутника. И как передать ему все то, что только что творилось в моей голове? Он меня не поймет. Но вряд ли этот волк захочет остаться здесь, это было бы слишком глупо. А он не показался мне глупым. Но нужен ли мне спутник? Это другой вопрос. Я поднял на черного волка теперь уже оценивающий взгляд. Большой, сильный, с несколькими травмами и шрамами, он явно не боится вступить в бой. В отличие от меня. Что ж прекрасно. Эта пустыня наверняка таит немало опасностей.
Я снова задумался над тем, как убедить волка вернуться. Мне ведь даже предложить ему нечего, я не знаю правда ли там лес, есть ли там дичь...или вообще хоть что-нибудь. Я невольно вздохнул. Я даже не мог обещать, что мы останемся живыми. Да, тяжелая ситуация, ничего не скажешь.
- Веди,- вдруг сказал волк. Я вздернул ухо от неожиданности. То есть он готов идти со мной? Я посмотрел на него и перевел взгляд себе за спину, туда откуда я пришел. Попробуем найти хоть что-нибудь. Я осмотрел белый снег перед собой. Он уже не казался мне страшным и недружелюбным, он стал каким-то родным и привычным. Я рывком встал на все четыре лапы и повернулся спиной к непроходимой границе.
- Надеюсь, это будет стоить нам не слишком дорого, - сказал я своему черному спутнику и пошел вперед, не оглядываясь и не думая о том, что бросаю и что хочу найти.

-----------------------> путь черных волков

Отредактировано Эстер (2011-11-01 18:41:33)

0

16

Тело, уставшее и мерзнувшее от неподвижности, с удовольствием зашевелилось.
Кирос отряхнулся, вставая. Вместе с налипшим на шкуру снегом скинулись с шеи удушающие пальцы мороза.
В голове мелькнула мысль о еще одном волке, о котором упомянул черный незнакомец. Интересно, сгинул ли он в снегах или нашел что-то примечательное? Может и он направляется к дыму.
Кирос кинул на белую волчицу, имени которой он так и не узнал, последний взгляд и кивнул, прощаясь. Если бы в душе волка нашлось место толике сострадания, он безусловно бы испытал жалость к такому бойкому, но в то же время хрупкому существу, которого они собирались оставить здесь, одного, посреди белого хаоса.
   Но этого не случилось. Она пришла сюда сама, сама же и найдет дорогу назад - так считал зверь, если вообще думал об этом. Кирос повернулся спиной к границе и начал решительно от нее удаляться, следуя за чёрным волком, который поведет их к дыму - единственной теперь надежды. Остаётся надеяться только, что и этот светлый лучик не померкнет. Иначе горький вкус разочарования будет щипать язык еще настойчивее.
- Надеюсь, это будет стоить нам не слишком дорого, - бросил чёрный через плечо.
- А разве нам есть, что терять? - Кирос невесело ухмыльнулся.

>Путь чёрных волков

0

17

Оба черных волка неспешно удалились, даже не попрощавшись с волчицей. Авали смотрела в след двоим удаляющимся черным теням, и сердце сжималось от страха и ужаса. Что будет дальше? Куда теперь ей идти? Уходить от границы не хотелось. Авали зацепилась за неё, как цеплялась раньше за Дакоту, уцепилась, как за какое-то разнообразие в этой ужасной местности. Эта пустыня изводила.
Усталость нахлынула волной, заставляя Авали прогибаться под себя, заполняя хищницу безразличием и покорностью. Какая разница, куда идти? Какая разница, что делать? Все равно не выкрутишься, не выйдешь из этой бесконечной, мрачной пелены… У самой шкура белая – сливаешься со снегом, становишься одним целым. А что есть? Есть только имя. Одно имя. Звучное, мягкое… Авали несколько раз сказала его шепотом, лаская язык. Что-то, за что можно уцепится. Константа в этом неизменчивом мире. Живом мире. Прислушайся – услышишь, как он дышит. Живой, наполненный энергией, силой. Насмешкой.
Усталость как рукой сняло. Злость снова наполняла Авали.
«Я не сдамся! Не ту дурочку нашел… Нет! Не сдамся! Пропади оно пропадом, я лучше помру где-нибудь, возле какого-нибудь кургана, замершая и отощавшая, но я буду хоть пытаться что-нибудь сделать, а не торчать на одном месте, в ожидании чуда! Я сама за себя отвечаю. Я сама. Одна. И я сделаю все, чтобы выбраться. Чтобы выжить. Слышишь, пустыня? Как там тебя величать-то? Я тебя еще сделаю, посмотрим, кто кого…»
Из пасти вырвалось глухое рычание.
- Ненавижу… - прохрипела хищница, развернулась, и ринулась прочь от сплошной снежной полосы, не оглядываясь.
=> Путь белых волков.

0


Вы здесь » Кигаль. Пустыня. » Курнуги » Граница


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC